Украина — столкновение российской мечты с американской

0
82

Украина - столкновение российской мечты с американской

Максим Артемьев о переговорах России с Америкой.

Как и предсказывали даже не многие, а буквально все эксперты и обозреватели, переговоры России с Америкой, НАТО и в рамках ОБСЕ, прошедшие в Женеве, Брюсселе и Вене, окончились ничем. Ничего иного ожидать не приходилось – слишком уж нереальны были российские предложения, и слишком жесткая позиция у западных партнеров. Поэтому, думается, нет смысла разбирать перипетии переговоров – изначально от них ничего не ждали, и само их проведение было ритуальным мероприятием.

Украина - столкновение российской мечты с американскойМаксим Артемьев

Важнее понять – почему стала возможной сама ситуация, в которой Россия предъявляет ультиматум коллективному Западу? И чего она хочет добиться? Без понимания этого невозможно анализировать текущие события на внешнеполитическом фронте.

Собственно, проблему можно разбить на две составляющих – принципиальный раздор между Москвой и НАТО, корни которого уходят еще в горбачевские времена, и недавние события, связанные с Украиной.

По сути, Кремль предлагает вернуться к событиям 1989-1991, когда распалась система безопасности, базировавшаяся на наличии двух блоков – НАТО и Организации Варшавского договора. Тогда Советский Союз сильно продешевил, давая свое позволение и на объединение Германии, и на вхождение ее в НАТО,  и на вывод войск как из нее, так и из Восточной Европы, и на роспуск ОВД и многое другое. Помимо прочего, Михаил Горбачев не выставил четко и недвусмысленно требование не расширять НАТО на восток. Без этого теряет всякий смысл американское обещание не размещать иностранные войска и новую военную инфраструктуру на территории бывшей ГДР. Какой в этом смысл, если они будут размещены в Польше или Прибалтике?

Украина - столкновение российской мечты с американской

Теперь Кремль предлагает вернуться к этому вопросу, практика вполне обычная в современном мире, где бывшие слаборазвитые страны требуют компенсаций за колониальное угнетение, несправедливые сделки и т.п. В тех же США индейские племена ежегодно отсуживают большие суммы у правительства за былые невзгоды, когда индейцы отдавали свои земли белым поселенцам за бесценок.

Возникло даже целое явление – fair trade («справедливая торговля»), когда товары из стран Третьего мира продаются по более высоким ценам, чтобы производитель имел достойное вознаграждение. Наверное, Москва хочет такой справедливой торговли с Западом. По мнению ее нынешних правителей в свое время Горбачев, а после и Ельцин слишком продешевили.

И, действительно, поставь в 1990 году СССР вопрос о недопустимости расширения НАТО на восток, точнее, потребовал бы пусть не письменных гарантий, а хотя бы устного внятного заявления – неужели бы Запад его не дал?

Ведь если вернуться в 1985 год, когда Горбачев пришел к власти, то представим такой диалог между ним и Рональдом Рейганом. «Ронни, в течение шести ближайших лет мы в порядке доброй воли, без единого выстрела, вам это не будет стоить совсем ничего, ликвидируем ГДР, объединим Германию, снесем Берлинскую стену, распустим ОВД, выведем войска и из Германии и из Восточной Европы, а после распустим и СССР, отрежем от России половину населения и четверть территории. Что вы нам дадите взамен»? А Рейган отвечает: «а мы возьмем под свой контроль Восточную Европу и включим ее в НАТО, в том числе Прибалтику».

Понятно, что ситуация абсурдна и нелепа. С одной стороны отдается все, с другой стороны – ничего. И вот теперь, спустя тридцать лет, Кремль пытается это хоть как-то изменить.

Украина - столкновение российской мечты с американской

Вторая же тема, которая поднимается Америкой на постоянной основе, и которая, видимо, все сильнее раздражает Москву, и она хочет положить этому конец,  — вмешательство США в отношения между РФ и постсоветскими государствами.  Казалось бы — какое дело Вашингтону до того, что происходит за десять тысяч километров от него? Почему Америка положила своим принципом «не допустить воссоздания Советского Союза» (хотя правильнее сказать – исторической России)?

Нелепость такого подхода бросается в  глаза – Европу, которая никогда единой не была, объединять можно, а противоестественно разваленное государство  — нельзя. Еще в марте 1991 года на референдуме подавляющее большинство населения (в том числе и  населения Украины) ясно и четко сказало, что хочет жить вместе, в единой стране. Тогдашние политики пренебрегли мнением сограждан. Большинство республик просто вытолкнули в независимость, которой они не хотели и к которой не стремились. А, главное, к которой были не готовы. И последующие тридцать лет ясно это показали. Последние кровавые события в Казахстане – это именно следствие того, что стабильность там держалась буквально на тонкой корочке, проломить которую, как оказалось, можно одним пальцем – и вся страна одномоментно летит в тартарары. То есть в Казахстане так не возникло твердого фундамента государственности. Это же относится и к Украине, просто в Приднестровье вспыхнуло сразу или в Южной Осетии, а на Донбассе – с отложенным эффектом.

Украина - столкновение российской мечты с американской

Но американцы не хотят этого видеть и понимать. Они утверждают, что для Москвы не должно быть разницу между, допустим, Украиной и Португалией (а для Украины – между Россией и Бангладеш). Но это пожелание абсолютно оторванное от земных реалий. Порвать связи между десятками миллионов людей, оказавшихся по разные стороны границы, которой они не желали, — невозможно, как и забыть общее прошлое, культуру и язык их детям.

Могут возразить, что, мол, сегодня украинцы не хотят обратно в Россию. Но это слабое возражение – точно также они не хотели из России еще в том же 1991, но их заставили смириться. Настроения людей меняются за считанные месяцы, что и показал 1991 год, равно как 2014. Сегодня «за», завтра «против», послезавтра опять «за».

И опять  — кто такие  «украинцы», кто из них за и кто против? Зимой 2013-2014 на Евромайдане стоял 0,1%  процент украинцев. Те, кто его не поддерживал или был к нему равнодушен, они не «украинцы»? А многотысячные протесты в Крыму и на Донбассе после победы Евромайдана? Их участники не «украинцы»? Почему бунт тех, кто свергал Януковича – легитимен, а бунт их противников,  кто выступал против насильственного устранения  законно избранного президента – нелегитимен? И не забудем, что сегодня на Украине опасно для жизни выступать с пророссийскими высказываниями, судьба Олеся Бузины и заживо сожженных в Одессе памятна всем, и соответствующие законы также приняты.

Американцы же к отношениям России с лимитрофами относятся примерно также, как сегодня они относятся к семейным спорам, когда бывшему мужу решением суда запрещаются приближаться дому бывшей жены и к ней самой ближе чем на сто метров – популярная юридическая мера. Мол, никакие прежние родственные отношения не должны приниматься во внимание. Теперь они – чужие друг другу люди, и эта «чужесть» должна охраняться законом.

Украина - столкновение российской мечты с американскойкорабли

Но отношения между народами – это не отношения в семье, точнее, между членами бывшей семьи. И Украина  — тому подтверждение, часть ее населения хочет на запад, часть на восток, и общего «украинского» мнения не существует. Причем это мнение резко колеблется и подвержено воздействию элит.

Само по себе «не допустить воссоздания СССР» — вещь недопустимая. Ставить это смыслом своей политики —  не рационально. Германия и Италия пребывали в состоянии распада тысячу лет, однако в конце концов объединились. Вспоминаются стихи Пушкина, обращенные к Западу во время польского восстания 1830-31 гг.: «Оставьте: это спор славян между собою, Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою, Вопрос, которого не разрешите вы». 

Остается лишь понять – чего же добивается Кремль в настоящий момент? Поскольку никто им заявленных требований по гарантиям нерасширения НАТО не дал, то, что тогда ему остается делать?

Думается, задача-минимум – заставить, наконец,  Киев выполнять Минские соглашения. Содержание ДНР-ЛНР в нынешнем виде обходится Москве слишком дорого во всех смыслах, начиная с экономического и заканчивая политическим.  Республики в нынешней ситуации не могут продемонстрировать каких-либо достижений, и целиком висят на российском бюджете.

Задача-максимум – вернуть Украину в сферу российского влияния, или по крайней мере, сделать ее нейтральной как до 2014 года. Впрочем, обе эти задачи взаимосвязаны. Если Киев признает автономию ДНР-ЛНР, что предусматривают Минские соглашения, это уже в значительной мере его нейтрализует.

Украина - столкновение российской мечты с американской

Отметим, что нынешняя армия РФ – армия не советская, основана на совсем иных принципах, и экономика России также иная, рыночная. Вторжение в Афганистан или ввод войск в ЧССР проводились с чрезмерным напряжением всех сил. Сегодня российские вооруженные силы способны на активные действия без особенного ущерба для народного хозяйства.  Казахстан показал их мобильность. Напротив, США осрамились в Афганистане,  бежав оттуда от бородачей с автоматами, обутыми в шлепанцы. Почему надо верить, что, проиграв в Афганистане, Штаты победят на Украине? Причем не своими руками, а руками своих сателлитов?

Ближайшие дни покажут – что было неправильного в этих рассуждениях? К февралю кризис если не закончится, то возникнет определенность относительно того, мирно или немирно он будет  разрешаться?