Стало известно, как столичные учителя адаптировались к дистанту

0
25

Стало известно, как столичные учителя адаптировались к дистанту

Любые перемены в организации работы и учебы требуют времени и эмоционального настроя, чтобы к ним привыкнуть. По данным департамента образования столицы, московские учителя адаптировались и перестроились на новый формат работы, но многим преподавателям не хватает эмоционального контакта с учениками.

Стало известно, как столичные учителя адаптировались к дистанту

Самый большой плюс от новый формы обучения отметили преподаватели в возрасте 65+. Как рассказала учитель русского языка и литературы Образовательного центра «Протон» Нина Щипкова, дистант — это единственная возможность для возрастных учителей уберечься от коварного вируса, продолжая учить детей. «Несомненно, дистант защищает людей старшего возраста. Я считаю, что для меня это единственный выход продолжать свою педагогическую деятельность и избежать контакта и возможного заражения, которое может привести к плачевным результатам», — подчеркнула педагог.

Учителю русского языка школы №1799 Татьяне Шуиной было непросто весной свыкнуться с дистанционным форматом обучения из-за внезапности локдауна. Но к концу прошлого учебного года уже стало вполне комфортно. «Осенью период адаптации длился в среднем две недели, у кого-то это произошло быстрее. Во многом это связано с «мобильностью» самого человека», — пояснила она. По ее словам, сложнее пришлось с новыми классами, если учителю за время очного обучения не удалось установить с каждым учеником основательный личный контакт. «В моем классе половина детей из тех, что обучались в нашей школе ранее, остальные ребята «новенькие». Контакт и между детьми, и у детей с педагогами был достаточно быстро налажен, поэтому на дистанционное обучение мы вышли уже коллективом, а это сразу снимает часть вопросов», — добавила она. Так же весной прошел период активной адаптации к новой форме работы учитель математики школы №1280 Сергей Бочаров. «В марте-апреле пришлось освоить много новых инструментов для качественной работы в сложившихся условиях. Могу с уверенностью сказать, что ко второй-третьей неделе дистанта осенью все трудности были преодолены, мы привыкли к такому формату работы», — сказал он.

Многие учителя отметили, что пришлось отказаться от привычных форм преподавания, искать новые подходы и перестраивать ход работы на уроке. По словам учителя английского языка школы №1799 Ульяны Евсеевой, по ее опыту пришлось сократить нагрузку на зрение у детей и оптимизировать то время, которое они проводят за компьютером. «Самое сложное во время дистанционной работы — учителю поддерживать интерес ребят к работе на уроке, уметь удерживать их внимание в ситуации, когда ты не всегда видишь их глаза и чувствуешь настрой, — говорит Евсеева. — Но уже по истечении первой недели появилась уверенность в том, что дистанционная форма работы может быть не менее эффективнее очной, а для некоторых учащихся даже более удобной. Дети, которые обычно стеснялись активно высказываться на уроке, почувствовали себя увереннее перед экраном компьютера и стали показывать лучшие результаты, чем при работе на традиционном уроке».

Отметили учителя и изменения в распорядке рабочего дня. Высвободилось время на дорогу до школы и домой, но увеличилось время на проверку работ. Как поясняет преподаватель Сергей Бочаров, специфика его предмета — английского языка — такова, что далеко не всегда знания можно оценить посредством теста, зачастую необходимо давать работы, требующие полных, развернутых ответов на задания. «Одно дело — проверять подобные решения на бумаге, и совсем другое — с экрана монитора», — сказал преподаватель. При этом учителю математики школы №1799 Елене Зениной работа из дома нравится: экономится время и силы на дорогу, повышается темп самообразования, и эмоционально на дистанте легче.

«Поскольку все вопросы решаются через экран монитора. Когда нет прямого контакта, то нет и психологической зацепки. Вопросы и проблемы воспринимаются как рабочие моменты и задачи, которые просто надо решить. Нет дисциплинарных вопросов. С детьми устанавливаются более теплые отношения, так как идет большой объем личных переписок и личного общения», — объяснила она.

Напротив, учителю русского языка Татьяне Шуиной в эмоциональном плане стало сложнее, так как не хватает личного контакта с учащимися и коллегами. «К сожалению, не все ученики выходят на уроки с включенными камерами, и это увеличивает время, необходимое для обратной связи (ведем игру в «морской бой»). Но стоит отметить, что классные часы становятся более душевными и радостными, каждая встреча на классном часе дарит лишь положительные эмоции», — сказала она.

Как рассказала учитель математики школы №480 Ирина Плетнева, благодаря Московской электронной школе можно найти в нужном месте необходимые материалы, более того база МЭШ постоянно пополняется. А вот «минус» дистанта для Плетневой, то, что нет живого общения. «Дети — это прежде всего живое общение, особая энергетика и глаза. Именно в них всегда видишь чувства и моменты познания или недоумение от вопроса, — сказала она. — Этого не хватает, но есть и много приятного, легкого. Это работа в команде, без отвлекающих моментов. Вести урок так, чтобы на расстоянии ученик был с тобой на особой связи — дело очень интересное. Если детям нравится, то, что делает учитель, то, что получается у него самого на уроке, тогда дистант не становится помехой, а новым полем деятельности и уникальных возможностей. Я и мои ученики привыкли быстро».