Средние российские банки стали заложниками населения

0
421

Вклады и риски

 

С последнего благополучного, предкризисного 2007 года доля вкладов в пассивах 200 крупнейших российских банков практически не изменилась. Но если сгруппировать банки по размеру, обнаружатся значительные сдвиги. Это следует из расчетов, которые для РБК сделало Национальное рейтинговое агентство (НРА).

Средние российские банки стали заложниками населения
Средние российские банки стали заложниками населения

В пассивах банков топ-5 доля вкладов снизилась: в 2007 году было 38,4%, в июле 2015 года — 28,8%. Противоположная динамика наблюдается в группе банков, занимающих места с 6-го по 20-е: там рост почти на 3 п.п., до 19,3%. В группах 21–50 и 51–200 еще более радикальный рост — более чем на 11 п.п., до 28,4%, и почти на 10 п.п., до 29,3%, соответственно. ​Как показали расчеты РБК, примерно у четверти всех банков доля вкладов в пассивах превышает 50%. В 2010 году таких было всего 10% (эту цифру тогда называл нынешний первый зампред Центробанка Алексей Симановский).

Такая динамика, предупреждает аналитик НРА Вадим Тихонов, в кризисной ситуации чревата рисками: «Масштабный отток вкладов в банках, где доля фондирования такими средствами больше 25%, сильно давит на ликвидность. Причем даже сейчас, когда нормативы ликвидности у большинства банков сильно выше требуемых». Живых средств «здесь и сейчас» не всегда достаточно, чтобы и вернуть деньги вкладчикам, и проводить платежи, рассуждает аналитик. Он указывает также на то, что если «крупняку» в момент оттока могут помочь собственники, пусть за счет другого бизнеса, то у владельцев небольших банков таких средств зачастую нет.

Средние российские банки стали заложниками населения
Средние российские банки стали заложниками населения

Санкции, кризис, зачистка ЦБ

 

Рост депозитов в группе «после 20» объясним. Возможности привлечения средств у некрупных банков сейчас ограниченны: внешние рынки закрыты из-за санкций, межбанковский рынок закрыт в связи с кризисом доверия, для междилерского РЕПО зачастую недостаточно хороший портфель активов, ЦБ потихоньку снижает объемы кредитования банков. «И для многих некрупных банков средства населения стали основным источником фондирования», — заключает замгендиректора Интерфакс-ЦЭА Алексей Буздалин.

В этом году возможностей привлекать иное фондирование у некрупных банков стало еще меньше. ЦБ проводит зачистку — отзывает лицензии, и многие банки ощутили отток корпоративных вкладчиков, чьи средства не попадают под защиту системы страхования. Как отмечает управляющий директор по банковским рейтингам RAEX Станислав Волков, юрлица потянулись в кредитные организации с госучастием. «Кроме того, для многих банков ухудшился доступ к средствам юрлиц, поскольку вступили в силу требования, чтобы средства госкомпаний и корпораций вкладывались в более узкий круг кредитных организаций. Пытаясь быстро заместить средства юрлиц, эти банки вынуждены предлагать ставки выше рынка по вкладам населения, а это давит на их рентабельность и снижает финансовую устойчивость», — говорит Волков.

Банкиры с этим согласны, но высокая доля вкладов в пассивах пугает не всех.

Вице-президент банка «Интеркоммерц» (доля вкладов в пассивах почти 62%) Алексей Воронов пеняет на то, что из-за санкций затруднен доступ к внешнему финансированию, а внутренний долговой рынок доступен, но процесс получения на нем фондирования достаточно долгий. Закрытостью внешнего рынка объясняет ситуацию и зампредправления банка «Ренессанс Кредит» (доля — около 56%) Татьяна Хонду. «Ситуация, сложившаяся в сфере банковского фондирования, не является оптимальной, однако факторы, создавшие ее, находятся вне зоны контроля участников рынка», — добавляет она.

Предправления АйМаниБанка (более 80%) Игорь Волчихин говорит, что ставки у банка невысокие: «Недавно, например, понизили до 10%. Но вкладчики продолжают прибывать». Значительная доля новых вкладчиков — это бывшие клиенты кредитных организаций с отозванными лицензиями: «Им же нужно разместить где-то свои средства».

Старший вице-президент, директор казначейства ВТБ24 (доля вкладов 61,3%) Дмитрий Орлов напоминает, что у них розничный банк. И указывает, что ВТБ24 является частью группы ВТБ, основной акционер которой — государство: «Последние банковские кризисы РФ показали, что клиенты при развитии кризисов, выбирая банковский институт, отдают предпочтение государственным банкам перед частными, что выражается в росте доли вкладов в государственных банках».

В Хоум Кредит Банке (почти 65%) высокой доли вкладчиков не боятся. Как сообщила РБК пресс-служба банка, «у нас существенно перевыполнены нормативы ликвидности, что дает нам уверенность в нашей финансовой стабильности, а также наш акционер всегда готов оказать нам необходимую помощь». В СКБ Банке (доля 57%) и вовсе полагают, что «в условиях волатильности рынка вклады населения являются более эластичным инструментом привлечения ресурсов, более дешевым и за счет возможности диверсификации портфеля по регионам снижает риски ликвидности».

Между тем некоторые кредитные организации движутся к тому, что их пассивы будут почти полностью состоять из средств населения. Так, у 28 банков доля вкладов физлиц в пассивах составляет свыше 70%, у семи — свыше 80%. Получить комментарий у лидера рейтинга по доле средств населения в пассивах банка «Еврокоммерц» (доля 85,6%) не удалось. Пресс-служба не ответила на запрос РБК и не была доступна по телефону.

Куда смотрит ЦБ

 

Если взять 20 крупнейших банков, у которых с начала года были отозваны лицензии, видно, что у половины было более 50% средств населения в пассивах, у 80% — более 30%, говорит Тихонов из НРА. Обращает на себя внимание динамика привлечения вкладов за год до отзыва, продолжает он. Например, у «Российского кредита» вклады выросли на 73,5%, у «Гагаринского» — на 208,7%, у банка «Инвестиционный союз» — примерно на 100%.

«Не все так однозначно: чтобы понять, является ли по-настоящему рискованной высокая доля вкладов в пассивах, нужно посмотреть на активы, — возражает Буздалин из Интерфакс-ЦЭА. — Если банк нормально привлекает средства населения и выдает их гражданам в виде кредитов, то это один вопрос. Это сбалансированная политика, хотя сейчас кредитование тоже рискованно». Он поясняет, что настороженность у ЦБ вызывают кредитные организации, если они привлекают средства по высокой ставке у физлиц и кредитуют корпоративных заемщиков, часто аффилированных с владельцем. «Такие связанные кредиты выдаются не на рыночных условиях. В этом случае высокие процентные риски из-за высоких ставок накладываются еще и на риски кредитного портфеля», — заключает Буздалин.

Зампред ЦБ Михаил Сухов тоже считает, что неверно оценивать финансовое состояние банка по динамике одного индикатора: «Например, некоторые кредитные организации могут быстро увеличивать вклады за счет консолидации бизнеса, приобретения других банков, удачного выхода в малоосвоенные регионы или предложения новых продуктов». Другое дело, замечает он, если банк привлекает вклады по завышенным ставкам, что создает условия для создания финансовых пирамид. В любом случае, по его словам, агрессивная политика по привлечению средств населения во вклады при определенных условиях может являться признаком наличия проблем в банке.

Причины отзыва лицензии — в качестве банковских активов или вовлеченности банка в сомнительные операции, продолжает Сухов. «Но в ситуации, когда быстрая динамика показателей свидетельствует о возможных потерях для кредиторов и вкладчиков банка, Банк России принимает соответствующие решения», — оговаривается он. Для начала, например, более пристально наблюдает за банком. Так, на прошлой неделе на банковском форуме в Сочи Сухов сообщил, что 149 банков предоставляют отчетность в ЦБ в ежедневном режиме, а в 68 из них действуют те или иные ограничения. Он уточнил для РБК, что из 68 банков в 55 действуют ограничения по объему вкладов, в шести — запрет на привлечение вкладов, в семи — ограничения на процентные ставки.

Источник