Спортивный директор команды Groupama-FDJ об особенностях работы после отмены изоляции

0
59

  Большинство велогонщиков команды Groupama-FDJ, как и велогонщиков других команд, на этой неделе смогли вернуться к тренировкам на дороге. Но до старта велогонок ещё далеко. Спортивный директор команды Groupama-FDJ Филипп Модюи (Philippe Mauduit) рассказал, как велогонщики команды будут работать после выхода из режима изоляции.

Спортивный директор команды Groupama-FDJ об особенностях работы после отмены изоляции

 

— Филипп, что скажешь от лица спортивных директоров велогонщикам перед началом нового периода?

— Во-первых, наша задача – помочь тренерам выбрать вид подготовки, а потом придать уверенности велогонщикам. Сейчас наша роль не такая важная, как роль тренеров, потому что они должны общаться с велогонщиками каждый день и проверять, что они делают, как себя чувствуют во время тренировочных сессий. Тренеры корректируют или подтверждают план работы на неделю или на ближайшие дни. А мы, спортивные директора, сейчас немного в стороне, хотя обычно держим связь с гонщиками, мы должны знать, что их волнует.

— Вы будете больше помогать гонщикам, когда завершился период изоляции?

— Не совсем. Сейчас такой же подготовительный период, как, например, октябрь или ноябрь. До рестарта сезона 1 августа ещё далеко. В настоящее время идёт базовая работа и подготовка к сезону. Не время усиливать давление на гонщиков и менять настроение. Ситуация такая же, как два месяца назад ,потому что гонки начнутся не скоро.

  Конечно, мы, как спортивные директора, уделяем больше внимания психологии гонщиков, потому что абсолютно доверяем тренерам в плане тренировок. Иногда у нас возникают новые идеи, и тогда мы обсуждаем их с тренерами, но в остальном почти не вмешиваемся в процесс тренировок. Это не наша работа. Мы же стараемся помочь велогонщикам психологически, но мы не психологи. Общаясь с гонщиками каждый день, тренеры знают, как они себя чувствуют, есть ли у них какие-то проблемы или всё идёт хорошо. Если тренеры чувствуют что-то не то, говорят об этом нам, а мы стараемся исправить ситуацию. Но мы не должны постоянно вмешиваться в их работу.

— Возникали какие-то сложные ситуации?

— Больших неприятностей не было. Конечно, всем тяжело, что такая ситуация длится уже долго. Примерно две недели назад мы почувствовали, что некоторые ребята по горло сыты тем, что как белки в колесе работают на балконах, террасах или внутри дома. К счастью, приблизительно в это же время пришла новость, что режим изоляции отменят 11 мая. У всех сразу поднялось настроение, и нам не пришлось принимать какие-то меры, чтобы справиться с ситуацией. Теперь будет всё легче и легче, потому что они теперь могут находиться на свежем воздухе, ездить по дорогам столько, сколько им надо, чтобы почувствовать себя счастливыми даже в плохую погоду.

— Приходилось ли вам удерживать гонщиков от чрезмерных тренировок в первые дни?

— Все гонщики разные. У всех своя история, образование, профиль. Некоторым мы должны повторять несколько дней: «Будь внимателен, не работай сегодня слишком много. Не надо рисковать. До сезона ещё далеко».

  Другие, наоборот, могут быть слишком осторожными, их надо подбодрить. Но по большей части нам не приходится много говорить, потому что они профессионалы и знают себя лучше, чем кто-либо. А ещё мы полностью уверены в их тренировочной программе, которая разработана специалистами по выступлению. К счастью, у нас крепкая команда, думаю, это благодаря работе всего персонала. Ежедневно общаясь с гонщиками, они отвлекают их от плохих мыслей, вселяют им уверенность, сочетая работу и свободу.

— Придётся ли гонщикам в какой-то момент возвращать чувство команды?

— Учитывая, что они живут в изоляции, зная об их самоотверженности, смелости, о том, как они задают себе вопросы, как работали за два прошлых месяца, думаю, это чувство вовлечённости в работу возникнет само собой. Нам не надо подталкивать и стимулировать их больше, чем они делают это сами. Уверен в них, потому что они потрясающе работали два месяца. Не вижу причин, почему их решимость должна уменьшиться сейчас, когда они могут выезжать на шоссе. Думаю, она даже станет больше.

— Но не появится ли пропасть между гонщиками в зависимости от статуса и ситуации?

— В любом случае интересы команды всегда выше личных. Думаю, все гонщики команды это отлично понимают и знают, что те, кто не уважает этот порядок, попадают в неприятности. Конечно, у кого-то заканчивается контракт, кто-то не уверен, что подпишет новый контракт, но, несмотря на это, все они знают, что их лучший шанс получить новое предложение – работать на команду, а не на себя. Нельзя забывать, что велоспорт, конечно, и индивидуальный спорт, НО также и командный. Для меня он такой же, как футбол и регби. В конце концов, наша цель – поднять руки в победном жесте. Но если не получится совместной работы, то и результата не будет. Все должны внести вклад. Поэтому я не волнуюсь. В нашей команде ребята понимают, что команда важнее, чем личные интересы.

— Могут ли особые обстоятельства этого сезона оправдать более слабое, чем ожидалось, выступление?

— Конечно, такое может случиться. Мы не отрицаем, что спортсмену высшего уровня сложно оставаться взаперти в четырёх стенах. Конечно, это трудно для всех. Но жизнь велогонщика, как марафонца, проходит вне дома. Ему нужно пространство, важно чувствовать свист ветра, видеть, как растут деревья. Давайте вспомним, что мало кто из велосипедистов живёт в городе. Поэтому то, что они оказались как хомяки в клетке, влияет на настроение и психологическое состояние.

  Как они будут реагировать на это? Мы не знаем. Увидим в ближайшие месяцы. Думаем, что нас ждут как очень хорошие, так и плохие сюрпризы, но сказать наверняка мы не можем. Невозможно моментально выписать имена, потому что мы никогда не были в подобной ситуации. Такое происходит впервые. Мне не интересно спекулировать по этому поводу. Наша цель на сегодня – быт конкурентоспособными к 1 августа, а потом бороться на протяжении трёх с половиной оставшихся месяцев сезона. Не хочу думать о том, что пойдёт не так. Хочется думать только о хорошем, о том, что мы сможем достичь.

— Какими будут предстоящие недели для вас, спортивных директоров?

— Наша роль остаётся прежней – всегда поддерживать наших гонщиков, персонал, внимательно следить за тем, что происходит каждый день, каждую неделю, продолжать подбадривать их, отвечать на их вопросы, даже если на некоторые вопросы мы сами не знаем ответа. На прошлой неделе кто-то спросил меня: «А ты не думаешь, что мы вообще не сможем выступать?». Я не знаю.

  Месяц назад UCI объявил, что соревнования вернутся 1 июля. Через несколько недель они отложили их до 1 августа. И нет гарантий, что гонки не будут отложены ещё дальше. Мы ничего не знаем. Полная неопределённость, потому что мы не знаем, как будет развиваться эта пандемия. Это происходит впервые для всего мира, будь то научный мир или политика.  Можно ли справиться с кризисом или всё станет ещё хуже. Только от этого зависит, наденем ли мы номера в гонке 1 августа. Сейчас у нас есть календарь, благодаря которому мы можем планировать чуть больше. Надеемся, что всё будет в порядке, но уверенности нет ни в чём.

— Думал ли ты о том, что скажешь гонщикам, когда гонки возобновятся?

— Сейчас я об этом не думаю, потому что до действий ещё далеко, очень далеко. Мы до сих пор не знаем, какой будет первая гонка. Что я буду говорить гонщикам, зависит от того, кто будет передо мной, какую гонку они поедут, какой будет погода и цели команды на эту гонку. Мы строим наши брифинги на этих факторах. И даже если у нас будет мало информации по поводу гонок, в которых мы примем участие, думаю, много слов говорить не нужно, потому что это не слишком интересно. Ведь мы уже будем в действии, будем счастливы, что гонка началась. Нам нет необходимости смотреть в зеркало заднего вида и говорить: « У нас пережили трудные времена». Прежде всего мы должны думать о том, что всё закончено и пора двигаться вперёд.

— По этой причине не похоже, что текущая ситуация изменит твой подход к работе?

— У нас руководящая роль. Мы выстраиваем стратегию в зависимости от элементов, которые есть в наличии, от того, что должно быть сделано. Мы не будем терять время, оглядываясь в прошлое, постоянно вспоминая о пандемии и последствиях, повлиявших на нашу ежедневную жизнь. С того момента, как мы начнём гонки, мы будем думать только о гонках, особенно, когда знаешь, что на них у тебя впереди всего три с половиной месяца. Надо прямо идти к цели! Не вижу причин менять способы работы из-за пандемии. Мы выступаем на высшем уровне. Наша цель – представлять команду Groupama-FDJ, показать самые лучшие результаты, бороться, чтобы показывать нашу майку, проявлять творчество. Действовать! Пандемия этого не изменит. Мы здесь, чтобы работать и добиваться результатов. Пандемия не изменит нашего отношения.

— И настрой гонщиков, когда вы снова встретитесь, ничто не изменит…

— Я абсолютно в этом уверен. У меня нет сомнений. Ни единого. Ребята вернутся голодными до гонок, это их страсть, их жизнь, ради этого они здесь. Тот, кто не имеет этого желания, не должен быть гонщиком, ему надо оставаться дома. Мы так говорим в нашей команде. У меня нет сомнений  в мотивации и решительности наших ребят. Они доказали это за два прошедших месяца. Они делали потрясающие вещи. Конечно, всегда будут трудности. Это часть спорта высшего уровня. Трудности неизбежны. Но в целом у меня есть все причины, чтобы быть оптимистом.