Сотрудники «скорой» отказались помогать пожилой пенсионерке

0
55

Сотрудники "скорой" отказались помогать пожилой пенсионерке

Врачи скорой медицинской помощи города Балахны, приехав в поселок Большое Козино на вызов к 79-летней Зое Тягушевой, сообщили близким, что она умирает. И уехали, не оказав помощи. Дочь пожилой женщины, примчавшись вскоре после визита докторов, привела маму в чувство с помощью сторублевых лекарств из аптеки. Этот случай вызвал общественный резонанс, региональный минздрав начал служебную проверку.

Сотрудники "скорой" отказались помогать пожилой пенсионерке

Зоя Матвеевна всю жизнь проработала на машиностроительном заводе. Когда вышла на пенсию и потеряла близких, в том числе мужа, здоровье стало подводить, ослабла. Ей дали сначала вторую, а потом и первую группу инвалидности по общим заболеваниям. Два года назад она лежала в больнице, врачи сказали: "Здоровье соответствует возрасту". С тех пор всегда под присмотром родных.

В тот злополучный день Зое Матвеевне стало плохо.

— Она ходила по комнате и стала валиться без сил, — рассказал ее сын Виктор Тягушев. — Удержать ее и довести до кровати не получилось. Мы не знали, можно ли маму поднимать, пульс не прощупывался, тонометр давление не определял, хоть сознание и не теряла.

Виктор Тягушев вызвал "скорую", которая приехала через 40 минут. Конечно, в два раза дольше общероссийского норматива, но родственники на это уже не обращают внимания: мол, спасибо, что вообще приехали.

— К нам вошли две женщины, — вспоминает сын Зои Матвеевны. — Не обращая внимания на пациентку, лежащую на ковре (для удобства я подложил маме под голову подушку и укрыл одеялом), минут пятнадцать допрашивали меня: "Почему она у вас в таком состоянии? Почему не вызвали "скорую" раньше, например, неделю назад?.."

Затем врачи все же открыли чемодан, полный таблеток и ампул. Померили давление — все по-прежнему.

— А когда сделали электрокардиограмму, спросили: "А вы понимаете, что она умирает?". Я растерялся: "Но она дышит". Мама была в сознании, то открывала, то закрывала глаза, переворачивалась с боку на бок. "Это остаточное", — заявили они. Тогда я стал просить: "Надо что-то делать. Может, укол?" — "У нас уколов от смерти нет", — бросили врачи и добавили: "Вы ее положите на диван, чтобы она смогла достойно умереть. Может, она через час умрет, мы ждать не можем. Когда умрет, вызовите "скорую", чтобы зафиксировать смерть".

Виктор Тягушев хотя и не доктор, но еще больше удивлялся и изумлялся ответам врачей. Поэтому когда позвонил сестре Елене Лукьяновой и рассказал о приезде "скорой", то поделился ужасом: "У меня в голове не укладывается. Такое впечатление, что не скорая помощь приехала, а погребальная бригада".

А Елена уже спешила из Нижнего Новгорода в Большое Козино к маме. По дороге расспрашивала брата о каждой подробности, словах врачей.

Врачи спросили:  "А вы понимаете, что она умирает?" "Но она дышит!" — изумился сын  пенсионерки. "Это остаточное", —  заявили они

— Я не медик, но попыталась все проанализировать и решила поднять давление, попытаться увеличить сердцебиение, — рассказала "РГ" Елена Лукьянова. — По дороге заехала в аптеку. Кратко описав ситуацию фармацевту, купила таблетки кофеина и капли кордиамина. Цена вопроса — 100 рублей.

Когда Елена приехала, ее мама лежала на диване, зрачки двигались, губы синие, в уголках белая пена.

— Конечно, картина пугающая, — продолжает Елена Лукьянова. — Я начала что-то бормотать, чтобы ее растормошить, что сегодня слишком пасмурно, скользко и дождливо, что это не тот день, чтобы умирать, давай доживем до лета, до солнца… А сама давала капли, мяла таблетку в ложке… Все дала. У меня появилась надежда. Мама с трудом проглотила, лишь сказала: "Горько". Я побежала за сладким чаем и дала несколько ложек. Через несколько минут губы стали розоветь.

Потом Зою Матвеевну смогли посадить, довести до кровати. Затем одна рука стала теплее, дочь растирала руки и ноги.

— Когда я пришла в себя, — говорит Елена Борисовна, — решила прочитать инструкцию, оказалось, что разовая доза кордиамина — от 15 до 40 капель, а максимально в экстренных случаях до 60, в сутки — до 180. Получается, мою маму спасла минимальная доза кордиамина и одна таблетка кофеина, а врачи "скорой" не смогли. Позже восстановился пульс, давление пришло в норму. Утром мама уже завтракала гречневой кашей с котлетой, сидела в кресле и смотрела телевизор. А могла бы и не проснуться!

Это не частная ситуация, она касается каждого. Получается, те, кто должен спасать, могут запросто оказаться равнодушными к чужой беде или просто некомпетентными. Как могла сложиться такая ситуация? Этот вопрос мы задали главврачу станции скорой медицинской помощи Балахнинской ЦРБ Леониду Вихареву. Он от комментариев отказался. В региональном минздраве ответ обещали дать после проведения служебной проверки.