Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму

0
37

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму

19 лет назад в Театральный центр на Дубровке ворвались три группы чеченских боевиков с женщинами-смертницами и взяли в заложники почти тысячу человек.

Один из самых страшных террористических актов в российской истории произошел 19 лет назад в центре Москвы: вечером 23 октября 2002 года группа из 40 чеченских боевиков, в которую входили женщины-смертницы, захватила Театральный центр на Дубровке во время показа мюзикла «Норд-Ост» и взяла в заложники 916 человек — зрителей, артистов, сотрудников центра.

ПЕЧАЛЬНАЯ СУДЬБА РОССИЙСКОГО «БРОДВЕЯ»

Время и место явно были выбраны неслучайно. «Норд-Ост» — первый отечественный мюзикл мирового уровня, постановка которого обошлась в 4 млн долларов. Приглашения на его премьеру рассылались известным и влиятельным людям, да и билеты было нелегко достать.

В основу сценария лег приключенческий роман Вениамина Каверина «Два капитана», которым в советские годы зачитывалось не одно молодое поколение. Создатели мюзикла действовали с размахом: под него был полностью оборудован Театральный центр на Дубровке (ул. Мельникова, 7) — прямо в фундамент здания вбетонировали декорации, призванные поражать своим масштабом.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драмуСотрудники милиции у зрительного зала Дворца культуры (ДК) завода «Московский подшипник», в котором 23 октября 2002 года произошел захват террористами заложников (Фото: Валерий Мельников/Коммерсантъ)

С 19 октября 2001 года каждый вечер, по графику а-ля Бродвей, на сцену театра приземлялся бомбардировщик, потом вся конструция поворачивалась, и зрителям открывался вид на белые торосы, среди которых виднелся нос застывшей во льдах шхуны. Неизменно по несколько раз за представление зал взрывался овациями — и зарубежные СМИ без лести и преувеличений ставили «Норд-Ост» на одну планку с самыми популярными современными бродвейскими шоу.

Забегая вперед, скажем: после того как название мюзикла навсегда соединится в сознании людей с кошмарным терактом, создатели постановки все же попытаются ее возродить, но начать с чистого листа у них не выйдет. Казалось бы, устраивать шоу на Дубровке, где погибли люди, было верхом цинизма, но продюсеры пошли на этот шаг — впрочем, себе же во вред: идея оказалась провальной, зритель туда не шел (и его легко понять).

В качестве последней попытки создатели «Норд-Оста» отправили мюзикл на гастроли, что потребовало от них титанических усилий: пришлось создать мобильные декорации, включая знаменитый бомбардировщик, переделать и отрепетировать самые масштабные номера. Оборудование занимало восемь гигантских фур.

Постановку успели увидеть жители Нижнего Новгорода и Тюмени, после чего ее гастроли закончились скандалом: в Петербурге организаторам внезапно отказали владельцы площадки, с которой они ранее договорились. После этого спонсоры, поняв, что дело идет к закату, расторгли контракты, а без их финансовой поддержки шоу продолжаться не могло и естественным образом прекратило свое существование.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму

КАК ПЛАНИРОВАЛСЯ ТЕРАКТ

Уже потом, после всего случившегося, ФСБ установила, что решение о захвате заложников, сопоставимом по масштабу с терактом 1995 года в буденновской больнице, обсуждалось в Чечне — в штабе Аслана Масхадова — летом 2002 года. Организовывать «акцию» поручили Руслану Эльмурзаеву (он же Абубакар), который возглавлял службу экономической безопасности «Прима-банка» и являлся его фактическим владельцем. Руководить боевиками был назначен Мовсар Бараев — чеченский полевой командир, глава Исламского полка особого назначения самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия, племянник одного из старших командиров ЧРИ Арби Бараева (который славился своей жестокостью, поскольку расстреливал людей при малейшем подозрении на их связь с федеральными властями).

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму Мовсар Бараев

Чтобы отвлечь внимание федералов от Мовсара Бараева, был пущен слух о его бегстве за границу и гибели. Разговоры об этом вызвали доверие среди силовиков, и в скором времени замком Объединенной группировки войск в Чечне Борис Подопригора доложил в Москву об успешной ликвидации полевого командира (к которой, разумеется, не имел никакого отношения).

Террористы задумали атаковать место проведения культурно-массовых мероприятий, чтобы застать и захватить как можно больше заложников разом. Второй частью плана был подрыв заминированных автомобилей где-нибудь в центре Москвы при скоплении людей. Предполагалось, что на эти задания будет собрана и отправлена группа из 40-50 человек, почти половину из которых должны были составить (и в итоге действительно составили) террористки-смертницы, чьей вербовкой занималась Ясира Виталиева — повар отряда Шамиля Басаева.

КАК ГОТОВИЛСЯ ТЕРАКТ

Сразу после того, как было принято решение о теракте, из Чечни в Москву повезли оружие и взрывчатку. Их отправили на КамАЗе, спрятав под яблоками, но по пути машина сломалась, а другую такую же найти не удалось, поэтому груз разложили по багажникам «Жигулей» и тоже прикрыли яблоками.

Всю партию — 18 «калашей», 20 «макаровых» и «стечкиных», свыше сотни гранат и несколько сотен кило пластита — привезли в деревню под Балашихой в ближнем Подмосковье. Часть взрывчатки пустили на изготовление поясов для смертниц: их подготовили 25 штук.

Три мощных бомбы для минирования Театрального центра на Дубровке были изготовлены из артиллерийских снарядов калибра 152 миллиметра. В Чечне их замаскировали под ресиверы — воздушные баллоны тормозной системы КамАЗа, перевезли в Ингушетию, а оттуда доставили в Москву. На перевалочном пункте возле МКАДа баллоны сняли, погрузили в «девятку» и перевезли в гараж на улице Академика Пилюгина.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму Театральный центр на Дубровке был захвачен вечером 23 октября 2002 года во время постановки мюзикла «Норд-Ост»

Для обустройства в столице террористы использовали поддельные паспорта, с которыми обращались в агентства недвижимости и снимали квартиры в аренду, расселяясь по четверо-пятеро в каждой. По этим же квартирам распределили оружие и взрывчатку.

Обосновавшись в Москве, группа террористов начала выбирать место для нападения. Захват заложников было решено осуществить на каком-нибудь массовом культурном мероприятии. В качестве объектов боевики выбрали три варианта — Театральный центр на Дубровке, где как раз шел «Норд-Ост», Московский дворец молодежи на Фрунзенской (там в свое время проводился КВН) и Московский государственный театр эстрады — в его репертуар входил популярный мюзикл «Чикаго».

Ясира Виталиева вместе с одной из подельниц прошлась по мероприятиям во всех трех учреждениях культуры. Их задачей было оценить ситуацию с точки зрения охраны зданий, легкости проникновения внутрь и удержания заложников под контролем. Центр на Дубровке выбрали по той причине, что помимо зрительного зала в нем было мало прочих помещений, а попасть туда не составляло труда.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драмуСмертницы в зале центра на Дубровке

Сначала террористы решили устроить несколько взрывов в центре Москвы, а уже потом захватить заложников. Мест для установки заминированных автомобилей выбрали три — Концертный зал им. Чайковского возле станции метро «Маяковская» на Триумфальной площади, Государственная дума и «Макдональдс» на улице Покрышкина. Из трех машин взорвалась только одна — возле «Макдональдса», жертвой теракта стал оказавшийся поблизости 17-летний подросток. В двух других автомобилях взрывчатка не сработала: по некоторым данным, она вообще была учебной.

ЗАХВАТ «НОРД-ОСТА»

Изначально захват заложников планировался на 7 ноября, но после взрыва «Таврии», унесшего жизнь молодого человека, столичная милиция усилила бдительность, и главари террористической группы решили перенести все на более ранний срок. Вечером 23 октября 2002 года к зданию, где показывали «Норд-Ост», подкатили три микроавтобуса. В каждом сидела группа террористов.

Охрану боевики обезвредили без труда: она состояла всего лишь из четырех или пяти мужчин с электрошокерами и газовыми пистолетами, совершенно не подготовленными к вооруженному нападению.

Основная группа террористов, под командованием Абубакара, ворвалась в зрительный зал, где находились более 800 человек, — там как раз подходила к концу первая сцена второго действия. Остальные бросились проверять другие помещения театрального центра, сгоняя всех обнаруженных там людей в основной зал. Так среди заложников оказались около 30 учеников Школы ирландского танца «Иридан», проводившие репетицию в одной из комнат.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму

Кое-кому из персонала центра удалось быстро сориентироваться в ситуации, запереться в отдаленных от зрительного зала помещениях и потом выбраться из здания через окна. Актеры, которые не были задействованы на сцене на момент захвата, закрылись в гримерке, а потом связали «веревку» из костюмов и по ней спустились из окна на улицу.

Один из боевиков, в камуфляже, маске и с автоматом, вышел на сцену прямо посреди спектакля и приказал актерам спуститься в зал, для убедительности несколько раз выстрелив в потолок. Он же объявил всем присутствующим, что они являются заложниками.

После этого террористы разошлись по залу и заминировали его. Артиллерийские снаряды — те самые, что были замаскированы под тормозные ресиверы КамАЗа, — установили в партере и возле бельетажа, объяснив сидящим вблизи зрителям, что это бомбы.

Тем заложникам, которые пожелали позвонить своим близким по мобильным телефонам, разрешили это сделать — и велели сообщить, что Театральный центр захвачен, и если силовики попробуют взять его штурмом, то за каждого убитого ими боевика будут расстреляны десять заложников.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму  Константин Кижель/ТАСС

ПЕРВЫЕ ЖЕРТВЫ И ОСВОБОЖДЕННЫЕ

К Театральному центру стянули усиленные наряды милиции, ОМОН, СОБР, приехали руководители силовых ведомств — и московских управлений, и федерального уровня. Из показаний успевших покинуть здание сотрудников стало известно, что захватчики — чеченские террористы. Тогда же впервые прозвучала версия о том, что они (хотя на тот момент еще не было выдвинуто никаких требований) будут настаивать на прекращении боевых действий в Чечне.

Подполковник юстиции Константин Васильев, показав в оцеплении свое служебное удостоверение, беспрепятственно вошел в здание центра и предложил террористам взять в заложники его, чтобы те взамен отпустили детей. Боевики не поверили, что мужчина действует по собственному почину, заподозрили в нем «шпиона ФСБ» и сорвали погоны. Завязалась драка, в ходе которой Васильев был убит. Его тело с шестью пулевыми ранениями позже — уже после штурма — найдут в подвальном помещении центра.

В ночь на 24 октября захватчики отпустили 15 детей и еще несколько десятков заложников — женщин, иностранных граждан (их среди зрителей насчитывалось около 75 человек из 14 разных стран) и мусульман.

В ходе переговоров, организованных силовиками, террористы выдвинули-таки свое требование: вывести федеральные войска из Чечни и, соответственно, прекратить там боевые действия. Роль переговорщика взял на себя депутат Госдумы от Чеченской республики Асламбек Аслаханов, но толком не смог ничего достичь: связь очень быстро прервалась. Тем не менее вскоре боевики отпустили еще двух детей.

Под утро 24 октября, воспользовавшись всеобщей суматохой и хаосом, в Театральный центр пробралась 26-летняя продавщица из расположенного поблизости магазина Ольга Романова. Она бесстрашно зашла в зрительный зал, отпихнула главаря террористов и принялась убеждать заложников, что им нечего бояться. «Это же клоун! — говорила она, указывая на Мовсара Бараква. — Напялил на себя маскарад». Тот приказал одному из подручных убить женщину. Зрители начали заступаться за Романову, убеждая захватчиков в том, что она пьяна и не осознает собственных слов и действий. Но боевики были уверены, что продавщицу подослала ФСБ. Ее вытолкали в коридор и расстреляли.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму Антон Денисов / ТАСС

ПЕРЕГОВОРЫ И УСЛОВИЯ

Утром террористы потребовали, чтобы в переговорах участвовала журналистка Анна Политковская. Узнав, что она находится в США и не сможет приехать на Дубровку в ближайшее время, боевики выбрали других переговорщиков — Бориса Немцова, Григория Явлинского и Ирину Хакамаду, которые ранее выступали против войны в Чечне.

В здание Театрального центра вошли певец и депутат Госдумы Иосиф Кобзон, двое швейцарцев из «Красного креста» и британский журналист. Через полчаса Кобзон вывел оттуда зрительницу Любовь Корнилову с тремя детьми: двое — ее собственные, третьего она назвала своим перед боевиками, чтобы спасти. Сотрудники «Красного креста» сопровождали пожилого британца, которому стало плохо с сердцем.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму Сергей Михеев / Коммерсантъ

Кобзон вернулся в Центр с Хакамадой и возобновил переговоры с террористами. Они согласились отпустить еще 50 заложников в обмен на главу администрации Чечни Ахмата Кадырова. Переговорщики уехали в Кремль передать эти условия властям. После них в здание вошли двое врачей — Леонид Рошаль и его коллега из Иордании, хирург из сеченовской академии Анвар Эль-Саид. Им боевики разрешили вынести тело Ольги Романовой.

Две зрительницы — Елена Зиновьева и Светлана Кононова — отпросились у террористов в туалет, заперлись там, выбрались через окно и сумели сбежать, хотя по ним стреляли. Прикрывая побег девушек, был легко ранен боец «Альфы», майор Константин Журавлев.

Следующим переговоры провел Григорий Явлинский. Он пробыл в Театральном центре 50 минут. Пока политик находился внутри, из здания вышли Рошаль и Эль-Саид — за медикаментами и гигиеническими средствами для заложников — и с этим грузом в коробках и мешках вернулись обратно.

Боевики освободили еще семерых — беременную Оксану Игнатовскую и еще шестерых зрителей. Вскоре представители «Красного креста» вывели на улицу восьмерых детей в возрасте от шести до 12 лет.

После обеда 24 октября на Дубровку прибыла Политковская. Вместе с Рошалем она принесла заложникам три пакета с бутылками воды и предметами личной гигиены.

В Кремле состоялось совещание президента РФ Владимира Путина с главами силовых ведомств и лидерами думских фракций. Директор ФСБ Николай Патрушев по итогам этого совещания заявил, что террористам сохранят жизнь, если они отпустят всех оставшихся заложников.

В последующие часы в Театральном центре поочередно побывали несколько политиков, журналистов и общественных деятелей, включая Евгения Примакова, экс-президента Ингушетии Руслана Аушева, сына Станислава Говорухина Сергея и других. Они доставляли заложникам воду и соки.

Террористы передали, что больше не хотят вести переговоры. О готовности пойти в Театральный центр заявила Алла Пугачева — но так и не пошла. Вскоре были освобождены еще четыре человека, граждане Азербайджана.

Поздно вечером 24 октября к зданию прорвался россиянин Геннадий Влах, который по ошибке предположил, что в заложниках оказался его сын Роман. Террористы задержали мужчину и вскоре расстреляли.

ШТУРМ НЕМИНУЕМ

В ночь на 25 октября один из заложников в зрительном зале, впав в истерику, схватил бутылку из-под воды и бросился с нею на террористку-смертницу, которая стояла рядом с бомбой. Боевики открыли по нему огонь, но промахнулись и попали в двух других заложников: Павел Захаров был ранен в голову, а Тамара Старкова в живот. Захватчики разрешили бригаде скорой помощи забрать обоих раненых в больницу. Захаров скончался на операционном столе, Старкова выжила.

Смертельное шоу: как самый дорогой мюзикл в истории России превратили в кровавую драму

Около пяти часов утра спецназ приступил к штурму здания, погасив прожекторы перед главным входом — то есть проигнорировав угрозу террористов, которые ранее предупреждали, что при выключении этого освещения начнут убивать заложников. Через вентиляцию в здание начали закачивать газ усыпляющего действия, который и боевики, и заложники поначалу приняли за дым от пожара.

В 06:30 представитель ФСБ сообщил, что Театральный центр контролируется спецслужбами, а большинство террористов уничтожены. Внутрь вошли сотрудники МВД, медики скорой помощи, спасатели МЧС. Из здания начали выводить тех заложников, которые могли идти сами, и выносить обездвиженных, грузить их в автобусы и увозить в больницы. Родственников к ним в палаты не допускали.

В 07:25 помощник президента Сергей Ястржембский выступил с официальным заявлением о том, что операция по освобождению заложников завершена. Замглавы МВД РФ Владимир Васильев уточнил, что ликвидированы 36 террористов, освобождены более 750 заложников и «извлечены» тела 67 погибших.

Что за газ использовался при штурме, неизвестно до сих пор. Силовики утверждали, что это был «состав на основе производных фентанила», изготовленный по спецрепцепту. В заявлениях властей говорилось, что заложники, скончавшиеся после освобождения, умерли не от действия газа, а «от обострения хронических заболеваний». Впоследствии британские специалисты объявили, что аэрозоль содержал анестетики карфентанил и ремифентанил в неизвестной пропорции.