Ростислав Ищенко: Последний шанс

0
425

Ищенко РостиславСлучайный взрыв гранаты не просто привёл к радикализации обстановки на Украине. Он показал, что боевики в любой момент могут начать применять оружие без санкции своих руководителей, и даже без их ведома, считает Ростислав Ищенко.

В Киеве 31-го августа, в ходе традиционной пиар-толкотни под Верховной радой, призванной продемонстрировать на камеры нацистскую непримиримость Ляшко и Тягнибока, которые вышли попиариться за счёт невнятного Порошенко, взорвалась боевая граната.

На следующий день, первого сентября, представитель ДНР на переговорах в Минске Денис Пушилин, выступая с заявлением накануне очередного раунда переговоров, так обрисовал позицию Донбасса: «…необходимо принять закон об Особом статусе Донбасса, отменить АТО на Донбассе, отменить экономическую блокаду, провести полную и взаимную амнистию участников конфликта».

Обращаю внимание, что позиция ДНР/ЛНР почти незаметно, но резко ужесточилась. В Минских соглашениях речь идёт о механизме прекращения противостояния, Пушилин требует «отменить АТО». То есть Киев должен по факту признать провал (а то и незаконность) своей операции, не прекращая её по результатам достигнутого, не приостанавливая на период переговоров, но отменяя, как не бывшую.

Случайный взрыв гранаты
Случайный взрыв гранаты

Далее Пушилин дополнительно усилил акцент на преступности действий Киева, заявив о необходимости «провести полную и взаимную амнистию». Раньше речь шла только о том, что Киев должен амнистировать ополченцев. Теперь ополчение считает себя в праве рассматривать вопрос о преступности Киева и его ответственности перед законом Донбасса. Амнистировать Киев можно только в том случае, если были преступные деяния. А ДНР и ЛНР, объявившие о своей независимости и вышедшие из украинского правового поля, могут привлекать к ответственности только по своим законам, а не по законам Украины.

Таким образом, Донбасс устами Пушилина заявил претензию на повышение своего статуса в ходе минских переговоров до полной субъектности, по крайней мере не меньшей, чем украинская.

С учетом того, что договоренности и так всё время срываются и Киев демонстрирует явное нежелание их выполнять, усиление запросной позиции Донбасса могло бы показаться неоправданным, если бы не явное ослабление киевских властей, балансирующих в последнее время на грани нацистского мятежа.

Разумеется, бросок гранаты — случайность, равно как случайностью является и перестрелка «Правого сектора» с милицией в Мукачево. Но эти случайности закономерны. То есть гранату могли бросить не под Радой и не в понедельник 31-го августа. Перестрелка могла произойти не в Мукачево, а в любом другом городе. Но оружие, начавшее применяться как политический аргумент против чужих, неизбежно должно было быть повернуто и против своих. Это результат процесса, старт которому дал государственный переворот в Киеве в феврале 2014 года.

Группа проамериканских олигархов не смогла организовать бескровный мирный переворот, поскольку не пользовалась достаточным авторитетом у населения. И им пришлось прибегнуть к услугам нацистских боевиков. Но нацистские боевики не были настроены просто менять олигархов у власти. Они желали провести истинную нацистскую революцию и организовать настоящий украинский рейх. Вот они и продолжают решать свои революционные задачи.

Контроль США над главарями боевиков вроде Тягнибока и Яроша дал возможность стабилизировать ситуацию на какое-то время, но не навсегда. Без боевиков, составляющих её вооруженную опору, власть не может существовать. Поэтому разогнать и разоружить их нельзя. Но боевики представляют для этой власти смертельную опасность, поскольку бесконтрольны, вооружены, считают автомат главным доводом в политической дискуссии и ненавидят тех киевских политиков, которых сами же и привели к власти.
Ориентированные на США главари боевиков уже практически исчерпали возможности сдерживать массовку. Аргумент о несвоевременности борьбы против украинской власти в момент «российской агрессии» перестаёт действовать. Большинство боевиков побывали на фронте и неплохо знают, с кем они там воюют и как Киев обворовывает собственную армию. Окончательный выход вооруженных масс из-под контроля своих лидеров становится в таких условиях лишь делом времени.

Дальше лидерам придётся решать: либо присоединиться к собственным боевикам и вопреки воле США выступить против режима Порошенко, либо остаться с режимом и быть растерзанным за предательство своими «побратимами».

Ярош после событий в Мукачево сумел заставить власть поделиться с «Правым сектором» местами кормления, и на какое-то время его боевики притихли. Их стало не видно. Но пример заразителен. У Тягнибока тоже есть боевики, и у Ляшко есть, и всем им тоже хочется кушать. Вот лидеры нацистских организаций, оставшихся без кормовой базы, и начали давить на власть. Причём у этих амбиции будут поболе, чем у «Правого сектора» — тягнибоковские ребята успели побывать и депутатами, и министрами, и генеральным прокурором. Ляшко на выборах президента занял второе место. Если с ними поделиться, то власти придётся забирать у своих (на всех ведь не хватает), и она лишится поддержки целевой группы. Если не поделиться, уровень противостояния будет нарастать.

Некоторое время казалось, что удастся протянуть ещё несколько месяцев в формате умеренных уличных протестов и безобидного блокирования трибуны Рады. Но случайный взрыв гранаты не просто привёл к радикализации обстановки (одни хотят отомстить, другие боятся репрессий, и все вооружены). Он показал, что боевики в любой момент могут начать применять оружие без санкции своих руководителей, даже без их ведома и вопреки их тактическим интересам.

Фактически власть (а с ней и жизнь) Порошенко повисла на тоненьком волоске. Всё зависит от того, удастся ли в очередной раз обмануть разозлённых нацистов и сплавить их на войну. Но войны-то нет, и Париж с Берлином ясно дали понять, что не поддержат Киев, если он в очередной раз начнёт агрессию. В отчаянии Порошенко может плюнуть на позицию ЕС и послать армию в наступление, опираясь исключительно на моральную поддержку США.

ДНР/ЛНР к такому развитию событий готовы, но тогда прольётся большая кровь. По факту заявление Пушилина — последняя (или одна из последних) попытка решить вопрос без войны. Донбасс готов протянуть Порошенко руку и помочь ему избавиться от нацистов (потом ему всё равно придётся уйти из политики, но он может быть официально амнистирован). Для того чтобы антинацистский союз загнанного в угол Порошенко и Донбасса состоялся, действующий киевский президент должен всего лишь признать ДНР/ЛНР равноправной стороной переговоров.

Вряд ли Порошенко рискнёт. Все-таки Пушилин в Донецке, а он в Киеве, и своих собственных нацистов боится смертельно. Но попытаться стоит. Утопающий хватается за соломинку. Если растерянный и потерявший ориентацию киевский кондитер схватится за правильную соломинку, могут быть спасены десятки, а то и сотни тысяч жизней. Если нет, утешимся тем, что мы пытались.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»