Почему рыбаки с родины Ломоносова больше не поставляют рыбу в Москву

0
27

Почему рыбаки с родины Ломоносова больше не поставляют рыбу в Москву

Как известно, Михайло Ломоносов пришел в Москву с Курострова вместе с рыбным обозом. Теперь рыбу из Поморья в Москву на санях не доставляют. Да и вообще поставками в столицу теперь занимаются, как правило, не местные рыбаки. Это выяснил спецкор «Родины», отклонившись от ломоносовского маршрута и побывав в Архангельске.

Почему рыбаки с родины Ломоносова больше не поставляют рыбу в Москву

В промышленных масштабах ловом в Архангельской области занимаются крупные компании, но здесь сохранились и рыболовецкие колхозы. С директором одного из них — колхоза "Беломор" — Сергеем Самойловым удалось пообщаться в Архангельске. Он как раз собирался на катере в Летнюю Золотицу, откуда родом сам и где и сейчас находится колхозная "штаб-квартира".

В архангельском "представительстве" Самойлов показывает старинные фотоальбомы. Там на снимках вся история колхозного флота еще с довоенных времен:

— В Архангельской области, включая Ненецкий автономный округ, было 18 рыболовецких колхозов. Они каждый год вылавливали и продавали государству примерно по 40 тысяч тонн трески. На вырученные деньги покупали флот, платили зарплату рыбакам, содержали причалы, строили инфраструктуру в деревнях, в том числе взлетно-посадаочные полосы для Ан-2. Потому что и сейчас добраться в Летнюю Золотицу можно только по воде или воздуху. А в 1984-м мы построили у себя телевышку, что позволило принимать телесигнал Первой программы. До этого у нас не было телевидения.

Почему рыбаки с родины Ломоносова больше не поставляют рыбу в Москву

Сейчас колхоз "Беломор" объединяет хозяйство трех колхозов, которые действовали в советское время — в деревнях Пушлахте, Летней Золотице и Летнем Наволоке. Они находятся на берегу Белого моря, на полпути из Архангельска на Соловки.

Это совхозы с развалом Союза расформировали и приватизировали, а колхозы изначально являлись частными предприятиями, даже в сталинские времена. Колхоз — это объединение местных жителей, каждый из которых делал какой-то взнос. Кто корову отдавал, кто борону…

Рядом с Летней Золотицей, рассказывает Самойлов, был еще колхоз из раскулаченных, которых выселили из родных мест на север. Среди них прадед Сергея Самойлова, высланный с Дона.

— Он был казаком, — рассказывает Сергей. — Я читал дело в архиве — его репрессировали за торговлю шкурами скота — так там сказано. Но на Белое море ссылали и немцев, и татар. У нас в Летней Золотице до 1986 года за телятами ухаживал Зинэтулла Аминович, выходец из татарской семьи.

После смерти Сталина почти все ссыльные смогли покинуть барачный поселок. Колхоз потом разобрал эти постройки и построил из них клуб и школу. Она в Летней Золотице действует и сейчас.

летняя золотица в Архангельской областиАрхангельская область

— В отличие от советских времен, рыбу государству мы больше не поставляем — нет закупок. Поэтому все продаем трейдерам, у которых своя схема поставки. В Москву напрямую поставок тоже нет. Попробовали бы отправить с обозом, как во времена Ломоносова, — смеется Самойлов, — но сразу тормознет Россельхознадзор, так как рыба транспортируется при температуре не ниже 18 градусов.

"Беломор" при этом выходил на крупные торговые сети — и там были заинтересованы в покупках рыбы у колхоза напрямую, но только в случае круглогодичных поставок.

— Но ресурса, который нам выделяет государство, хватает всего на два месяца. То есть мы вылавливаем свою квоту за такой срок, а что делать в остальные десять месяцев? — разводит руками Самойлов.

Чтобы как-то выходить из этой ситуации колхозы покупают, например, рыболовецкие суда вскладчину, чтобы они работали круглый год, а не простаивали и приносили убытки. Основная промысловая рыба здесь — треска. "Беломор" занимается ловом и других видов — пикши, камбалы, палтуса. Ловили и семгу, но, как говорит директор колхоза, договор с государством на промысловые участки закончился — и уже три года их не могут сформировать, чтобы провести конкурс.

Бюрократия выматывает местных сильнее всего. Ведь сначала приходится отправлять документы из Архангельска в территориальное отделение Росрыболовства в Мурманск, оттуда бумаги уходят в Москву, после чего все начинается по новой.

Семгу теперь если и ловят, то продают поштучно. А еще часть квоты на семгу раздают местным жителям, чтобы те могли легально ловить эту рыбу сетями, иначе последует уголовное наказание. Государственный контроль — строгий.

Примечательно, что от государства в Летней Золотице фактически ничего не получают. Электричество вырабатывается на местной дизельной станции, топливо для которой покупает колхоз. Дорог в Летнюю Золотицу не проложено. И для местных жителей единственная возможность заработать — пойти на промысел на колхозном судне.

Самойлов ценит эту независимость. Именно Летнюю Золотицу он называет домом. Именно туда спешит — а это шесть часов хода на катере — как только завершит все дела в Архангельске. Ломоносова, который, правда, уйдя с Курострова в Москву, домой возвращаться не стал, Самойлов называет "носителем русского духа". И по-новому цитирует классика: "Ломоносов жил, Ломоносов жив, Ломоносов будет жить".

— Тут, на Севере, да еще, пожалуй, в Сибири, этот русский дух еще сохранился. Здесь людям всегда надо было заниматься делом, чтобы прокормиться. Крутиться, чтобы продать свой товар. Отсюда и коммерческая жилка. Раз мы далеко от центра, и вопросы многие мы должны решать сами. У нас же государство федеративное, а не унитарное. Тогда вопросы — вот хотя бы с квотами на вылов — легче и быстрее решались, — верит Самойлов.

В следующей серии наш спецкор возвращается на ломоносовский маршрут. Читайте репортаж о том, чем живут Холомогоры — первое место, по-настоящему поразившее Ломоносова

Предыдущие серии:

Как на родине Ломоносова сохраняют уклад, по которому жили предки

Как на родине Ломоносова сохраняют промысел, которым он впечатлил Екатерину II

Как в Поморье строят суда по технологии ломоносовских времен

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here