Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в Европу

0
14

Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в Европу

Максим Артемьев о том, как в жертву текущей политике приносится объективная истина. И почему факты подменили лозунги пропагандистов.

Слова Путина об «одном народе» вызвали немалый переполох на Украине, так что президент Зеленский поспешил с возражениями. Внутри России тоже оживились давние споры, линия раздела в которых проходит между путинскими лоялистами и антипутинскими активистами. Иными словами, в жертву текущей политике приносится объективная истина. Фактами никто не интересуется, все заменяется выкрикиванием пропагандистских лозунгов.

Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в ЕвропуМаксим Артемьев

Мне особенно понравилось то, как поступила Би-Би-Си – в качестве экспертов привлекла двух «специалистов», обоих с яро антипутинской позицией, при чем от России пригласила специалистам по парламентаризму Таиланда Андрея Зубова, который утверждал всякий вздор, наподобие «украинцы привыкли к совершенно иному укладу жизни — в Речи Посполитой они имели магдебургское право, городское самоуправление, крепостное право в ходе восстания Богдана Хмельницкого по факту рухнуло… И вдруг они столкнулись с тем, что…реальное крепостное право». И это при том, что Речь Посполитая как раз и имела одну из наиболее изуверских форм крепостного права, и никакой Хмельницкий не думал его отменять. Да и восстание его случилось не от хорошей жизни украинцев под польским господством.

Но вернемся к нашим баранам, как говорят французы. Понятие нации, народности, народа, национальности с XIX века являлись и являются предметом всевозможных ухищрений и подтасовок во имя текущих политических и иных интересов. Вопрос чем отличается народ от народности, а нация от национальности – не имеет, конечно, никакого смысла. Хотя псевдоученые и строят на этом свои карьеры. Более содержателен разговор о конкретных нациях и народах. Но и они понятия в высшей степени условные.

Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в Европу Зеленский не оценил высказывания Путина о «едином народе»

Национализм является порождением XIX века, наряду с социализмом и прочими «измами». Когда романтики обратили внимание на фольклорные богатства, возник интерес и к национальному государству. До того Германия и Италия были раздроблены на десятки и даже сотни государств, и никакому Гете и Данте не приходило в голову ставить вопрос об их объединении. Французская революция 1789 прошла под лозунгом уничтожения национальных меньшинств во имя единой французской нации. Американская революция вообще была вненациональной.

В России, ведшей свою историю от Киевской Руси, до 1917 года существовало устойчивое понятие о единстве русского народа, состоявшего из трех племен – великорусского, малороссийского и белорусского. Разумеется, существовало множество и других групп – поморы, казаки, чалдоны в Сибири и т.д. Но все это не исключало сознания общего происхождения и причастности к одному народу.

Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в Европу Этнографическая карта Российской империи, 1907 г.

В такой ситуации не было ничего исключительного и необычного. Французы в то же самое время состояли из двух основных ветвей — северной и южной, говоривших на двух взаимонепонимаемых языках, собственно французском (север страны) и окситанском (провансальском). Понятно, что и те в свою очередь делились на множество диалектов. К французам же относились и бретонцы, и корсиканцы, и баски, и фламандцы, и немцы Эльзаса и Лотарингии.

Местные языки жестоко уничтожались властью. Детям, говорившими в школе на бретонском, например, вешали на одежду таблички с надписью «тупица», например. И это при том, что Бретань только в 1532 году вошла в состав Франции, что у окситанцев Юга была своя богатая поэзия со многовековой традицией, и что у них в XIX веке был свой аналог Тараса Шевченко – поэт Фредерик Мистраль, лауреат Нобелевской премии.

Теперь представим, что в 1945 году к власти во Франции пришли тамошние коммунисты во главе с Морисом Торезом, и они нарезали из Франции автономии – Бретань, Корсика, Фландрия, Окситания и т.д. И когда коммунизм пал в 1990, они бы все объявили о своей независимости. Вот ситуация России сегодня. С таким примером иностранцам будут понятны и слова Путина, и чувства простых россиян.

Если сегодня испанцы всеми силами противятся выходу Каталонии или Страны Басков из Испании, почему русские должны радоваться выходу Украины? Да, украинский язык – это особый язык, красивый и певучий, давший много замечательных песен. Но что из этого? Различие языков не основание для раскола государства. Швейцария не расползается же по языковым границам, хотя была сколочена как конфедерация только в 1815 на Венском конгрессе. И Бельгия, возникшая в 1830, борется за свое единство при полном одобрении Евросоюза, при том что между фламандцами и валлонами нет ничего общего. А валлоны, в свою очередь, это недоприсоединенные к Франции французы, как и жители Женевы. Завоюй Людовик XIV в XVII веке Валлонию, как он завоевал тогда же Франш-Конте, никому бы и в голову не пришло, что она – не Франция.

Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в Европу Подробная карта европейских языков

История украинского национализма – довольно заурядная история национализма сельской нации. Таковыми же были Литва, Латвия и Эстония, Ирландия, Чехия, Словакия. Литовцы не жили ни в Вильно, ни в Ковно. Ревель и Рига были преимущественно немецкими городами — как и Прага. Ирландцы утеряли свой язык еще в XVIII веке. Также и никаких украинцев в городах не жило – и Киев, и Харьков, и Екатеринослав были русскоязычными, не говоря уж об Одессе или Севастополе, которые вообще не имели отношения к украинскому вопросу. И во Львове обитали преимущественно поляки и евреи.

Но в силу политических пертурбаций XX века ряд сельских наций получил свою государственность (причем абсолютно неожиданно) или квазигосударственность. Все эти автономии поволжских народностей – мордовской, марийской, чувашской, удмуртской – чистая игра судьбы, ирония, если хотите. Большевикам надо было показать миру свое человеческое и прогрессивное лицо – они и старались. В этом ряду с Бурятией и Эвенкией стоит и Украина. Только ей дали союзный, а не автономный статус, и в 1991 местное начальство смогло отделиться. Казахстан с Киргизией до 1936 тоже были автономиями, а потом по большевистскому произволу стали союзными республиками.

Другими словами, в возникновении Украины как независимого государства не было никакой объективной составляющей. Не случись революции 1917 годы в Петербурге, Одесса так и продолжала бы быть русским городом в России. Но революция случилась, а во Франции — нет, и Марсель или Тулуза — французские города, а не окситанские, и язык Мистраля уничтожен. (Но почему-то там не нагнетается ненависть к убийце-Парижу – или все еще впереди?)

Поэтому каждый имеет право на свою точку зрения. Украинский патриот вполне может утверждать законность и неизбежность украинской независимости – не меньше, чем словацкий или эстонский патриот. Русский патриот, патриот России, с не меньшим основанием может утверждать случайность отделения Украины, и считать ее трагедией раскола единого народа. Ненецкий или коми патриот может скорбеть о том, что большевики не наделили его землю статусом союзной республики. А уж отличий у его народа от русского бесконечно больше чем у украинского от русского!

Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в Европу

Это все игра истории, которую не надо абсолютизировать и возводить в ранг закона. Кричать, что есть единственно верная точка зрения, которой возражать недопустимо, и что на самостийность Украины нужно молиться и относиться с благоговением – смешно. Бисмарк и Кавур создали свои национальные государства из абсолютно суверенных стран. Пруссия подчинила международно признанные Саксонию, Баварию, Вюртемберг. Сардинское королевство – Неаполитанское, Тоскану и т.д. И ничего. Были суверенные государства на протяжении столетий, и перестали ими быть, народ воссоединился, при том, что итальянцев как нации не существовало — по словам премьера Сардинии Массимо д’Адзельо – «мы создали Италию, теперь нам предстоит создать итальянцев».

Почему Украина похожа на Эвенкию, идущую в Европу

На Украине же обратный процесс – власть после отделения создает нацию. При этом как убедить людей, что два брата, живущие в 60 км друг от друга, один в Харькове, другой в Белгороде – принадлежат к разным цивилизациям? До 1991 и в голову не могло прийти, что жители Донецка или Севастополя имеют куда больше общего с жителями Лиссабона или Дублина, чем с жителями Воронежа или Ростова, только потому, что «це Европа». А Россия, соответственно, не Европа. Чтобы переломить сознание людей и нагнетается ненависть к России. Недаром и Кучма назвал свою книжку «Украина — не Россия», идентичность строится на отрицании и противопоставлении. Война тем полезней для киевских властей, что помогает строить барьер, вырывать ров между даже не двумя родственными народами, а поперек одного народа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here