Почему смерть Никиты Исаева заставит иначе взглянуть на российскую политику — Блокнот Россия

0
23

Почему смерть Никиты Исаева заставит иначе взглянуть на российскую политику - Блокнот Россия

Кончина лидера «Новой России» актуализировала сразу ряд важных трендов

После скоропостижной кончины политика и экономиста, лидера движения «Новая Россия»  Никиты Исаева, для Кремля вновь актуализируется вопрос свежих лиц в политике.

1. В стране растет запрос на обновление власти и будет расти к 2024 году. Новые политики типажа «Навального/Исаева» ему соответствуют.

2. После «Крымского консенсуса» в стране нет реальной яркой публичной политической оппозиции, и яркость и независимость в политике в цене.

3. Молодые публичные политики 30-45 лет это единственные понятные лица для поколений миллениалов, поскольку последние не слышат и не понимают политиков, целиком выросших и сформировавшихся в СССР.

Почему смерть Никиты Исаева заставит иначе взглянуть на российскую политику - Блокнот РоссияСмерть Никиты Исаева стала шоком для многих

Конечно, наша сложно устроенная, многовекторная политическая система, состоящая из альянсов, коллабораций, интриг, раскладов и «византийщины» — не про вертикальную мобильность. Блат и связи-  вот без чего не пробиться наверх. «Социум устойчив, если все его элементы нашли друг с другом общий язык — язык, на котором удобно лгать. Причем не только другим, но и себе», — написал в свое время Сурков.

Но, не видеть очевидного сложно. Элите, в условиях «войны всех против всех», не удастся полностью передать страну своим изнеженным детям, сложно предоставляющим себе «глубинный народ», и для которых «путинизм» — это возможность сохранять их тепличные условия как можно дольше.

Почему смерть Никиты Исаева заставит иначе взглянуть на российскую политику - Блокнот РоссияГлава аналитического центра «ПолитГен» Ярослав Игнатовский считает, что смерть Никиты Исаева актуализировала ряд вопросов

Активная молодежь после «болотных» митингов выстроилась под Навального, с его подчеркнутым нигилизмом-популизмом. Его рецепт успеха прост — иди за мной на улицу, а потом в тюрьму. Власть ответила жестко. Но повсеместное ужесточение законодательства и «винтилово» — это лишь закручивание гаек на ржавых болтах. До какого-то момента срабатывает, потом начинает ломаться. Недавние дела Голунова и Устинова — тому пример. Навальный сегодня — уже не фронтмен протеста (его активность по большому счету сводится только к Москве). Ниша фактически вакантна, а количество точек напряжения на карте постоянно растет.

Исаев, при всех его недостатках, себя сделал сам. Он работал на свободном рынке, что из политтехнологов в России сегодня, вообще-то, умеют единицы. Сам генерил, собирал, продвигал, торговал, вкладывал и управлял.  Оттого и сгорел. Работал с разными заказчиками. С АП тоже, но их вклад в его корзину, по моей информации, был процентов 15-20, не больше. С Мироновым также договаривался сам, имея стратегию трансформации «Справедливой России» на 2021 год. Ее он и начал активно реализовывать — в случае успеха эсеры смогли бы побороться с ЛДПР и КПРФ за второе место на выборах в Госдуму.

Почему смерть Никиты Исаева заставит иначе взглянуть на российскую политику - Блокнот РоссияПосле смерти Никиты Исаева наметился кризис публичной политики

Сегодня надо пустить на поляну десяток команд, во главе которых должны стоять такие, как Никита. Они займут понятные проблемные ниши — от экологии до обманутых дольщиков. Это будет реальное обновление. Только «бодрить губернаторов» уже мало. Оппозиционер Галкин — это очередной провальный фантом типа Собчак, никто ему не поверит. «Лидеры России» в качестве фабрики по смене изношенных бюрократических деталей — тоже немного не то. Сотканные из среднего менеджмента госкорпораций, они наверняка будут неплохими чиновниками, не касаясь публичной политики.

«Лидеры России» появились, а как же быть с аутсайдерами России? Сегодня в стране таковыми ощущают себя десятки миллионов. Для их политического участия сегодня не сделано ни одной легальной, реально работающей провластной площадки. Более того, истории Н.Белых, М.Мищенко, В.Якеменко, Д.Гордеева, Н.Сандакова и других только демонстрируют, что с властью в публичной политике не стоит иметь дело.

Через несколько лет, не дождавшись пока уйдут в политическое и физическое небытие политики из прошлого века, эти пассионарии придут сами. И спрашивать, что можно, а что нельзя уже никого не будут.

Ярослав Игнатовский, генеральный директор аналитического центра «ПолитГен»