Петер Саган о сезоне 2020 года, о сыне, друзьях и будущем

0
41

   В 2021 году Петер Саган начнёт 12-й сезон в профессионалах. 30-летний словацкий велогонщик команды Bora-hansgrohe одержал 114 побед, с 2010 года у него не было сезона, в котором не одержал хотя бы одну победу. Саган трижды облачался в радужную майку чемпиона мира, выиграл 12 этапов Тур де Франс, стал победителем двух классик – Монументов – Тура Фландрии и Париж-Рубэ. Но самым прекрасным достижением своей жизни Петер Саган считает своего сына Марлона, о чём рассказал в интервью TuttoBici, подводя итоги сезона 2020 года.

 

Петер Саган о сезоне 2020 года, о сыне, друзьях и будущем

Photo © BORA — hansgrohe / Bettiniphoto & VeloImages

— Петер, как поживаешь?

— Хорошо, спасибо. После Джиро д’Италия-2020 на три недели съездил в Словакию повидаться с родителями, потом вернулся в свой дом в Монте-Карло. Начинаю разогревать ноги перед следующим сезоном (прим. VeloLIVE –  Петер Саган беседовал с TuttoBici в конце ноября). Здесь, во Франции, спортивные залы закрыты, тренируюсь дома, как и прошлой весной во время локдауна.

— Команда будет проводить сбор в конце года?

— Мы должны были собраться в Австрии с 7 по 11 декабря, а также должен был быть сбор на озере Гарда, но учитывая ситуацию, всё отменилось. Возможно, проведём сбор в январе.

— В 30 лет ты впервые проехал Джиро д’Италия. Доволен или ожидал большего?

— В этом году получился очень необычный сезон, но я рад, что вернулся и после многочисленных вторых мест, наконец, поднял руки в победном жесте. Я доволен тем, чего добился, ни о чём не жалею.

— Тебе понравилась Джиро д’Италия?

— Очень. Это прекрасная велогонка. Если бы сезон был нормальным, а не таким странным, Джиро была бы ещё лучше. При всём уважении к Тур де Франс, напряжения на нём всегда чувствуется сильнее. Джиро д’Италия более интересная. Когда проезжали по региону Венето, где прошли  первые годы моей карьеры, эмоции меня захлестнули. Чувствовал себя там как дома. Италия, действительно, прекрасная страна.

— Вернёшься на “Corsa Rosa”?

— Надеюсь. Пока не знаю, когда. Мы ещё не обсуждали с командой программу на следующий сезон. Точно одно – ехать два Гранд-тура (Тур де Франс и Джиро д’Италия) в этом году было очень тяжело, потому что они шли один за другим. Но в обычный сезон всё возможно, кто знает.

— Ты выиграл 10-й этап в Торторето, одержал победу через 461 день  после предыдущей…

— Как я уже говорил, я насобирал множество вторых мест, не мог дождаться, когда снова выиграю. Такая победа как облегчение – прекрасное чувство, которое нет смысла описывать словами. Это был долгожданный момент, когда, наконец, вся проделанная работа принесла результат. Я был доволен.

— После семи зелёных маек Тур де Франс в этом году восьмую взять не получилось…

— Я понимаю, что все ждали от меня восьмую майку. К сожалению, невозможно иметь всё. Конечно, я буду стараться снова. Не собираюсь довольствоваться достигнутым, желание побеждать осталось тем же.

— Некоторые из твоих коллег говорили, что молодым гонщикам было легче справиться  с таким сезоном. Ты согласен?

— Конечно, для нас, не самых молодых, сезон не был лёгким. Я стал профессионалом в команде Liquigas в 2010 году, за десять лет привык к одному ритму, который изменился в этом сезоне. Было не так просто вернуться к подготовке после весеннего локдауна. Но в целом я доволен тем, чего мне удалось достичь.

— Весной ты провёл локдаун в своём доме в Монте-Карло вместе с Джованни Ломбарди (Giovanni Lombardi). Как делили дом?

— Прекрасно. Мало что могли сделать, потому что выходить было нельзя. К счастью, мне удавалось видеться с сыном Марлоном. Вместе с «Ломба» мы занимались домашними делами, в том числе вели хозяйство и ходили за покупками. Иногда могли прогуляться в парке. Во время карантина я постоянно тренировался, а вечерами мы смотрели фильмы. Мы отлично составили друг другу компанию. После всего, что мы испытали за время моей карьеры, у нас сложились превосходные отношения. Прежде всего Джованни – друг, но мы также прекрасно работаем вместе.

— Близкие отношения у тебя и с твоим «ангелом-хранителем» Габриэле Убольди (Gabriele Uboldi) (прим. VeloLIVe – менеджер Петера Сагана)?

— Габриэле – моя опора, бесценный друг, человек, которого очень уважаю.

— 2021 год – олимпийский. Полетишь в Токио?

— (Смеётся). А вы уверены, что Олимпиада состоится? Если да, то конечно, поеду. Её невозможно пропустить.

— Если бы мог выбрать гонку, на которой победишь в следующем году, то на какой?

— К сожалению, выбрать не получится, но я буду стараться, а там посмотрим, как пойдёт. Программа на 2021 год ещё не определена, не знаю, какие гонки поеду. Никогда не побеждал на Милан-Сан-Ремо, так что…

— После стольких побед как находишь нужную мотивацию, чтобы продолжать приносить новые жертвы, которых требует жизнь велогонщика?

— Я люблю этот спорт, поэтому его выбрал. Я рад тем победам, что уже есть, но, конечно, не удовлетворён. Я всё ещё на велосипеде, потому что не утратил желание  побеждать. Чувствую, что могу бороться с лучшими велогонщиками мира.

— Ты стал профессионалом в 2010 году, за эти годы к тебе пришла мировая известность, миллионы евро. Как изменилась твоя жизнь?

— В этом смысле жизнь не сильно изменилась.  Я всегда должен быть в форме и тренироваться. Настоящие перемены пришли три года назад, когда родился мой сын Марлон. Став отцом, почувствовал больше ответственности. Сын – лучший подарок, который мне преподнесла жизнь.

— Какой у Марлона характер?

— Он прекрасный малыш. И серьёзный. Знаете, что в этом году он пошёл в детский сад? Для него это новая обстановка, в которую он отлично вписался.

— Ты уже посадил его на велосипед?

— Он сам на него сел и уже катается лучше меня. Только представьте, я начал крутить педали в шесть лет, а он в два с половиной года уже ездит на велосипеде без страховочных колёсиков.

— Как часто с ним видишься?

— К счастью, во время локдауна мог проводить с ним много времени. Обычно во время сезона между гонками редко бываю дома. Но, к счастью, сейчас есть видеозвонки.

— Какие у тебя отношения с бывшей супругой Катариной?

— Я бы сказал, отличные. Не просто хорошие, а отличные ради нашего сына, чтобы он рос в самых лучших условиях, ни в чём не нуждаясь.

—  Посоветовал бы сыну жить, как ты?

— Если честно, нет. Я бы порекомендовал ему другой вид спорта. Велоспорт слишком тяжёлый. Но выбирать он будет сам, как и должно быть. Если решит стать велогонщиком, я его поддержу.

— Ты самый высокооплачиваемый велогонщик мира…

— Честно говоря, не знаю. Не смотрел контракты других гонщиков.

— Помнишь все гонки, на которых побеждал?

— Точно нет. Но если посмотреть видео, уверен, ко мне вернутся все эмоции.

— Какая из трёх побед на чемпионатах мира тебе особенно дорога?

— Все три важны, каждая имеет своё значение. Если бы выбирал, то, это была бы победа в Бергене. Она особенная, она вошла в историю.

— Есть место в доме, где ты хранишь самые красивые трофеи?

— В Монте-Карло их нет, потому что там мало места. Не скажу, где их храню, это мой секрет.

— Велоспорт продолжает развиваться. Как думаешь, насколько он изменился на прошедшие годы?

— Думаю, каждый вид спорта с годами развивается, не только велоспорт. Сейчас приходится больше делать. Пример? В последние годы очень важным стал профиль в соцсетях. Раньше достаточно было просто сесть на велосипед и изо всех сил крутить педали. А теперь спортсмен должен заботиться и о других вещах.

— Ты называл себя « не виртуальным велогонщиком». Можешь объяснить?

— Во время локдауна видел, как многие гонщики много часов проводили на станке и участвовали в виртуальных велогонках. Это не велоспорт, а игра. Когда я хочу поиграть, включаю PlayStation. (Смеётся).

— Кто твой лучший грегари?

— Он не один. Я бы назвал четверых – Оскар Гатто, Даниэль Осс, Мацей Боднар и мой брат Юрай.

— Задумывался о том, что будешь делать после завершения карьеры?

— Об этом лучше сейчас не думать. Не хочу забивать голову такими мыслями. Как уже говорил, я в порядке и ещё на многое способен. О завершении буду думать намного позже.

— Сколько лет ещё проведёшь в пелотоне?

— Не знаю. Живу день за днём, стараюсь взять максимум из каждого момента.

— В октябре 2018 вышла твоя первая книга «Мой Мир» (“My World”). Как пришла идея её написать?

— После победы на трёх подряд чемпионатах мира. Это был важный и вдохновляющий период. Я хотел написать книгу, чтобы оставить память об этих годах, таких прекрасных, насыщенных и очень трудных. Это простая книга, где я рассказал свою историю.

— А думал о том, чтобы написать ещё одну?

— Отличный вопрос. Не знаю, подумаю. Если будет больше времени, то, возможно, напишу. Сейчас не планирую, но кто знает, может, в будущем займусь.