Небезопасный Brexit: как выход Британии повлияет на оборону ЕС

0
33

Небезопасный Brexit: как выход Британии повлияет на оборону ЕС

Прослушать новость

Остановить прослушивание

close

Небезопасный Brexit: как выход Британии повлияет на оборону ЕС

Simon Dawson/Reuters

Brexit ставит вопросы не только о будущих отношениях Евросоюза и Великобритании в плане экономической и миграционной политики. В центре внимания европейских военных остается проблема взаимодействия в сфере обороны — на Лондоне завязаны и производственные цепочки в оборонной промышленности. Как «евроразвод» скажется на общей системе безопасности европейского континента — в материале «Газеты.Ru».

stopCovid1

31 января 2020 года Brexit стал свершившимся фактом. Теперь в отношениях ЕС и Лондона наступил особый переходный период, в течение которого стороны готовятся к новой реальности. Независимо от окончательного исхода переговоров, которые, как утверждается, завершатся до 31 декабря текущего года, раскол Великобритании с ЕС повлияет на все аспекты двусторонних отношений, включая безопасность и оборонную промышленность, говорится в тексте доклада «Воздействие Brexitна безопасность и оборонную промышленность в Европейском союзе и Великобритании», опубликованном на портале Warsaw Institute.

Все существующие договоренности и соглашения о сотрудничестве в области обороны необходимо будет пересмотреть, полностью изменив оборонный ландшафт Европы. Несмотря на все это, окончательная степень изменений станет известна только после завершения переговоров переходного периода, когда определится точная форма отношений между ЕС и Великобританией.

Развод повлияет на все аспекты жизни ЕС и Соединенного Королевства, включая оборону. Тем не менее, по сравнению с другими областями — такими, как экономика, туризм и трансграничное сотрудничество, — влияние Brexit на оборону будет минимальным. И это потому, что главным гарантом безопасности на континенте является НАТО, а не ЕС. Великобритания уже пообещала сохранить приверженность НАТО и после Brexit.

Отсутствие Соединенного Королевства в организованных ЕС миссиях по поддержанию мира и мониторингу, а также потеря британских бюджетных взносов в Общую политику в области безопасности и обороны (Common Security and Defense Policy, CSDP) будут основными последствиями для оборонного сектора Евросоюза.

Оборонная промышленность ЕС также будет испытывать последствия раскола, поскольку теперь будет сложнее торговать с Великобританией. В то же время, продажи оружия европейского производства в Великобританию были минимальными. Многонациональные компании, такие как Airbus Defense, могут пострадать от предстоящего развода больше других, так как им необходимо поддерживать отношения с Великобританией, независимо от будущей формы отношений между ЕС и Лондоном.

Соединенное Королевство будет ощущать негативные последствия Brexit для своей обороноспособности гораздо сильнее, чем Европейский союз, полагают авторы доклада Warsaw Institute.

Не участвуя в CSDP, британские вооруженные силы могут со временем стать менее совместимыми со своими европейскими коллегами, поскольку общие цели больше не будут ставиться. Кроме того, Великобритания будет исключена из возможностей обучения во время миротворческих миссий под руководством ЕС и будущих аналогичных проектов. В то же время, Великобритания всегда неохотно поддерживала «милитаризацию» ЕС, ссылаясь на ключевую роль НАТО в этих вопросах.

Brexit может на самом деле ускорить создание более ориентированного на оборону Европейского союза. Это связано с тем, что с момента своего вступления в ЕС в 1973 году Соединенное Королевство было решительным противником любых попыток увеличить оборонительные возможности объединения, ссылаясь на существование НАТО.

Теперь, когда Великобритания ушла, франко-германский дуэт, который настаивал на усилении милитаризации Европы, остался без своего величайшего и сильнейшего противника, что позволит Парижу и Берлину предпринять шаги, чтобы эти планы были наконец реализованы.

Британская оборонная промышленность, возможно, больше других пострадает от Brexit, поскольку новая реальность, сложившаяся после 2020 года, может помешать многим ее контрактам с государствами ЕС из-за повышения цен, отсрочек завершения многих проектов.

Другой аспект — Соединенное Королевство является одной из двух европейских стран, обладающих ядерным потенциалом (баллистическими ракетами подводных лодок «Трайдент»).

Вместе с тем Великобритания имеет два боеспособных авианосца, которые, хотя и менее актуальны для оборонительной войны в Европе, в то же время представляют огромное преимущество в военных и миротворческих операциях в удаленных регионах земного шара.

К тому же, британская армия — одна из самых современных и боеспособных в Европе и играет важную роль во всех современных конфликтах, в которые были вовлечены другие европейские страны.

С чисто экономической точки зрения британская оборонная промышленность также является одной из крупнейших во всем Европейском союзе, и ее превосходят только Франция и Германия. Более того, Великобритания участвует в ряде международных проектов (Eurofighter Typhoon, F-35 и т. д.). Любые возмущения, вызванные Brexit, могут повлиять как на сильные позиции Королевской армии, так и на хорошо развитую военную промышленность Великобритании.

Эксперты рассматривают возможные последствия Brexit для вооруженных сил и оборонной промышленности как Соединенного Королевства, так и государств-членов Евросоюза.

Основной тезис доклада в том, что Brexit как таковой мало повлияет на военную безопасность и вооруженные силы как государств-членов ЕС, так и Британии. Хотя в настоящее время объединение пытается развивать более всестороннее сотрудничество между 27 странами-членами в оборонном секторе, по-прежнему НАТО, а не ЕС, осуществляет подавляющее большинство связанных с обороной действий и решений в Европе.

Тем не менее, становится ясно, что Brexit окажет серьезное влияние на британскую военную промышленность, независимо от того, какой из двух сценариев (без сделки или с соглашением о свободной торговле) осуществится на практике.

Разница будет только в степени причиненного вреда, подчеркивается в докладе Warsaw Institute. Европейская военная промышленность также почувствует последствия евроразвода, но из-за обширной сети уже созданных альтернатив вредные последствия будут ощущаться в меньшей степени. Это касается как оптимистичных, так и наиболее пессимистичных результатов переходного периода.

Оборонная промышленность

Общая стоимость продаж вооружения и военной техники, осуществляемых в ЕС, существенно превышает €100 млрд, что позволяет считать Европу вторым по величине экспортером оружия после США.

В целом, до Brexit в оборонной промышленности ЕС было занято более полумиллиона рабочих напрямую, а более миллиона рабочих мест были косвенными. Несмотря на эти впечатляющие цифры, оружейные компании континента никогда не объединялись в одно совместное предприятие, а всегда работали как отдельные единицы на совершенно разных рынках.

Лица, принимающие решения в Брюсселе, видели необходимость более тесной интеграции на рынке вооружений еще несколько лет назад.

Европейское оборонное агентство, созданное в 2004 году, отвечает как за многостороннее сотрудничество армий каждого государства-члена, так и сотрудничество в направлении установления более тесных отношений в европейском оборонном секторе, чтобы его позиции на переговорах были более сильными и интернациональными. Благодаря устойчивому финансированию, военная промышленность в ЕС в настоящее время становится все более европеизированной.

Примером тому может служить многоцелевой истребитель Eurofighter Typhoon. С самого начала этот самолет был спроектирован как совместный многопрофильный проект, который привел к созданию нового истребителя для ряда европейских армий.

Из-за этой функциональной совместимости финансирование поступало от различных компаний и даже национальных правительств, которые затем обязались приобрести готовый самолет.

Этот процесс, вероятно, продолжится и после Brexit, просто без присутствия британских компаний. Европейская комиссия сделала интеграцию европейской оборонной промышленности одной из своих основных задач.

Успешное сотрудничество оборонных рынков ЕС «абсолютно возможно» без Великобритании, поскольку большинство технологий и компонентов могут быть получены из альтернативных источников, подчеркивается в докладе Warsaw Institute.

Это даже притом, что общая прибыль всей оборонной промышленности ЕС будет значительно уменьшена в начале 2020 года. Это произойдет всего из-за одной британской компании — BAE Systems. British Aerospace Engineering — крупнейшая в Европе оборонная компания, которая продает вооружений на €25 млрд в год, а 85 тыс. сотрудников заняты в ее деятельности.

Хотя BAE Systems не ориентирована исключительно на оборону (она также производит продукцию для гражданского рынка), она по-прежнему считается преимущественно ориентированной на производства оружия компанией. Третьей по величине компанией на рынке вооружений Европы является французская компания Thales, которая зарабатывает €7 млрд. Теперь, когда Великобритания находится за пределами союза, эта прибыль будет поступать за пределы ЕС, и не будет способствовать более тесной интеграции оборонного рынка объединения.

В то же время, важно подчеркнуть, что развод не обязательно должен полностью завершить все международные оборонные проекты многих компаний, хотя они не будут такими простыми, как раньше.

Соглашение о свободной торговле, которое Великобритания и ЕС желают подписать в ближайшем будущем, позволит как упростить сотрудничество, так и снизить расходы, связанные с таможенными сборами и налогами.

Это станет возможным только в том случае, если Брюссель и Лондон придут к соглашению до 31 декабря 2020 года, переговоры по которому, как утверждают источники, идут медленно и болезненно, что ставит под вопрос достижение консенсуса до конца переходного периода.

Если соглашение о свободной торговле будет невозможным, тогда необходимы двусторонние соглашения о промышленном сотрудничестве, чтобы снизить влияние Brexit на оборонную отрасль. Эти документы, подписанные Великобританией с отдельными государствами ЕС, позволят снизить или даже полностью отменить таможенные сборы, налоги и пограничные проверки, что позволит упростить сотрудничество и обмен товарами и технологиями.

В то же время, необходимо помнить, что такие документы обычно готовятся в течение долгих месяцев, если не лет, а необходимость согласования и ратификации всеми 27 странами — членами ЕС может стать тяжелейшей задачей для нынешней и будущей администраций Великобритании.

Опасаясь исключения британских финансов и технологических ноу-хау из запланированных общеевропейских оборонных программ — таких, как танк и истребитель будущего, — немецкие чиновники уже выразили желание предоставить Лондону особый статус, который позволит ему присоединиться к любым новым или старым совместным программам. Это позволило бы как Брюсселю, так и официальным лицам в Вестминстере избежать длительной процедуры двусторонних соглашений о свободной торговле.

Необходимость особого статуса в оборонных отношениях Великобритании и ЕС также становится очевидной при взгляде на вторую по величине оборонную компанию Европы — Airbus. Ее оборонное подразделение — Airbus Defense производит вооружения на €13 млрд в год, а 140 тыс. сотрудников компании трудятся в нескольких странах союза.

Два мрачных сценария

Хотя выход Великобритании из Европейского союза теперь стал реальностью, а не какой-то отдаленной перспективой, в этом уравнении все еще есть много неизвестных, которые не позволяют как Лондону, так и ЕС решить возникшие проблемы.

Текущий 11-месячный переходный период, который должен завершиться 31 декабря 2020 года, позволит Британии подготовить и принять новое законодательство, которое заменит законы ЕС, действовавшие до Brexit.

Углубленный анализ последствий Brexit позволил авторам доклада установить, что негативные последствия, которые ощущают ЕС как таковой и армии 27 государств-членов ЕС, будут минимальными или не будут ничем.

Самым большим недостатком развода будет тот факт, что будет меньше ресурсов для будущих миротворческих/консультативных операций, проводимых ЕС по всему миру, отмечается в отчете Warsaw Institute.

Также будет меньше средств, доступных для подобных операций, поступающих из CSDP, так как будет меньше взносов, выплачиваемых в этих целях. В то же время, несмотря на наличие армии с самым высоким уровнем финансирования во всем ЕС, Великобритания выделяла лишь около 3,5% от общего бюджета CSDP. В будущем этот финансовый пробел может быть восполнен незначительными корректировками взносов остальных 27 стран-членов ЕС.

В некоторых отношениях выход из ЕС британцев может также привести к исцеляющему результату, поскольку теперь Франция и Германия смогут проводить более комплексную оборонную политику Европейского союза.

Несмотря на это, Brexit будет иметь значительно более пагубные последствия для европейского оборонного сектора. Если к моменту окончания переходного периода не будет заключено всеобъемлющее соглашение о свободной торговле, границы ЕС — Великобритании необходимо будет восстановить, контролируя все товары, предназначенные для Великобритании и из Великобритании. Соответствующие таможенные тарифы также будут иметь место, что будет препятствовать взаимной торговле.

Хотя оборонные рынки 27 стран-членов ЕС все еще остаются в значительной степени независимыми и еще не были тесно интегрированы, многие компании со всей Европы имеют определенные связи с британскими компаниям.

В таком случае Brexit без сделки будет означать повышение цен и возможные задержки в европейских проектах, опирающихся на британские запчасти или ноу-хау.

Ожидаемый кризис может быть предотвращен либо действующим соглашением о свободной торговле, либо, если этот вариант невозможен, двусторонним торговым соглашением между Великобританией и несколькими, если не всеми государствами ЕС, отменяющими тарифы и пограничные проверки. Если эти меры не будут приняты, многие проекты европейских компаний могут столкнуться с задержками или даже отменами.

После декабря 2020 года Королевская армия больше не сможет участвовать в миротворческих миссиях, организованных ЕС. Это лишит Великобританию ценных возможностей для обучения личного состава и лишит ее международных способностей проецирования силы.

Великобритания больше не сможет влиять на политику, согласованную как часть CSDP. Великобритания может свободно формировать свою оборонную политику отдельно от ЕС, устанавливая собственный независимый курс, что может привести к созданию двух скоростей и двух направлений Европы, что будет представлять собой нечто опасное для целостности континента.

Чтобы избежать этого, обе стороны согласились, что Великобритании следует предоставить особый статус в ее отношениях с ЕС и политики безопасности, чтобы оставаться независимой, но все еще близкой к союзу.

В то же время Великобритания также может продолжать сотрудничество в области обороны без ЕС, подписывая двусторонние соглашения о сотрудничестве в области обороны или вкладывая политическую власть в альтернативы, такие как формат E3 (Великобритания, Германия, Франция) или задуманная, но все еще не рожденная концепция «Глобальной Британии».

Хотя основная масса британского оружия экспортируется в США и на Ближний Восток, промышленность острова по-прежнему опирается на компоненты европейского производства. Кроме того, когда ближневосточные оборонные рынки в конечном итоге станут достаточно модернизированными, необходимо будет больше внимания перенести на Европу, и в этот момент британская промышленность может столкнуться с трудностями, конкурируя со своими коллегами из ЕС из-за более высоких затрат, связанных с импортом и производством.

Этот мрачный сценарий может, тем не менее, в значительной степени быть предотвращен введением соглашения о свободной торговле, которое будет регулировать поток товаров между Великобританией и ЕС или, если это будет невозможно, — серией двусторонних соглашений о сотрудничестве в области промышленности со всеми 27 странами ЕС.

Кроме того, поскольку глобальный кризис в области здравоохранения все еще находится в стадии развития, любые двусторонние переговоры, безусловно, будут приостановлены до тех пор, пока пандемия не станет более контролируемой.

Это окажет еще большее давление на уже укороченный переходный период и сделает маловероятной сделку в ближайшее время.

В такой ситуации правительства Брюсселя и Лондона столкнутся с двумя вариантами.

Одним из них было бы согласие о продлении переходного периода после декабря 2020 года — этот вариант, хотя он наиболее разумен, может быть заблокирован самим британским премьер-министром Борисом Джонсоном, который сделал своим главным обещанием не продлевать этот срок, даже если Великобритания покинет ЕС без сделки.

Второй вариант — вернуться за стол переговоров и работать над соглашением о свободной торговле до тех пор, пока не будет достигнут консенсус, независимо от срока, установленного переходным периодом.

Поскольку для заключения аналогичных торговых соглашений между ЕС и другими государствами, такими как Канада, потребовались годы, переход к работе над сделкой без расширения переходного периода означал бы возврат пограничных проверок и таможенных тарифов в период между декабрем 2020 года и ратификацией зоны свободной торговли, делая все «мрачные» сценарии этой работы реальными, по крайней мере, на какое-то время.

Источник