На Мариуполе мы не остановимся ни при каких обстоятельствах

2
705

Если Киев по указке США окончательно похоронит Минские соглашения и осуществит попытку штурма ДНР, армия Донбасса перейдёт в наступление, которое не закончится ни в Мариуполе, ни на границах Луганской и Донецкой областей. Об этом в интервью «ПолитНавигатору» рассказал донецкий политолог Роман Манекин.

Роман Манекин — историк, публицист и аналитик, казалось, окончательно прижился в Москве. Но весной 2014 года, в начале восстания, внезапно вернулся на Родину. Роман Манекин ни о чём не жалеет и  не разделяет свою судьбу с судьбой Донбасса. О призрачности мира и реальности войны с донецким учёным говорил обозреватель «ПолитНавигатора» Валентин Филиппов.

Валентин Филиппов: Роман, здравствуйте. Киев полностью уклоняется от выполнения Минских соглашений. Обстреливает Донецк. В последние дни апеллирует к Западу с просьбами о том, что «давайте не будем на нас давить, не хотим выполнять «Минск»». Было вот обращение, буквально сегодня, вице-спикера парламента к европейскому сообществу. Что это означает? Киев выбрал войну окончательно? Война может начаться в любой момент?

Роман Манекин: Обстановка вокруг Донбасса сложная. Действительно разведка докладывает, это озвучено уже публично главой Республики, подведены значительные силы, называют разное количество батальонов, но, в любом случае, это достаточно большое количество. И вооружений, и танков, и систем залпового огня, и войск.

Обстановка внутри города достаточно напряжённая.  Каждый вечер, ежедневно устраиваются мощные обстрелы с человеческими жертвами, с массовыми разрушениями, и это не добавляет оптимизма.

С другой стороны, со стороны Российской Федерации время от времени раздаются голоса о том, что войной главные вопросы не решить, любая война заканчивается миром, имеет смысл, сразу, пройдя мимо военной фазы, переходить к мирным переговорам. С этим можно согласиться за одним исключением. Украинская сторона совершенно не готова к этим переговорам.

Мне кажется, что весь этот хитрый манёвр, который называется «Минск-1» и «Минск-2», был изначально ясен противной стороне. Логика России состоит в том, что бы впихнуть русскоязычные территории, со сформировавшимися органами власти, с вооружёнными силами, в эту самую Украину. И переложить на неё бремя забот о социально незащищённых слоях населения, пенсионерах. То есть, то, что должно делать нормальное государство.

Нынешние украинские власти не принимают такой расклад.

С другой стороны, разумеется, Донбасс не может существовать на 31,1% территории бывшей Донецкой области. Невозможно выстроить экономические цепочки. От источников сырья до сбыта. Всё это находится на территории Украины.

Я нахожусь в Донецке, я подвергаюсь опасности. Не как-то умозрительно. Я, мои близкие, друзья, родственники, которые служат в ополчении, их в первую очередь, бьют, равно, как и меня. И мне грозит та же опасность. И, тем не менее, я не вижу реальных способов бесконфликтно выйти из создавшегося положения.

Вот я не представляю в этой ситуации, когда у нас экономика не работает, когда мы находимся в экономической блокаде, и я чётко понимаю, что население Донбасса не уедет отсюда. Более того, возвращается в массовых масштабах. Особенно из России. Те, кто побогаче, уехали на Украину, там пытаются как-то застрять. А те, которые уехали в Россию, они возвращаются. И настроения, ну, разумеется, антиукраинские. Причём – жёстко. Тотально. И как в этих условиях можно о чём-то договориться с Украиной — я не понимаю. Может, кто-то мне подскажет.

Валентин Филиппов: Я тоже являюсь сторонником мира. И я считаю, что мир достижим только после победы.  Надо понять, кто проиграл, чтоб договариваться, правильно?

Роман Манекин: Проиграла, судя по двум последним «Минскам», каждый раз Украина…

Валентин Филиппов: Ну, Украина не считает, что она проиграла. Она каждый раз подаёт таким образом, что «мы хотели уже додавить этот Донбасс, но вмешались американцы и европейцы»…..

Роман Манекин: Ну, есть Дебальцевский «котёл», есть освобождение границы, Иловайский «котёл»….

Валентин Филиппов: Нет, Вы понимаете, в октябре прошлого года Порошенко объявил об «Иловайской Победе». О том, как много тысяч русских десантников были уничтожены. Что была специально проведена операция по деблокировке… Вот на днях было интервью Муженко. О «гениальной Дебальцевской операции», равной которой нет в истории современных войн. И украинская армия – одна из сильнейших в Европе.

То есть, это говорится ежедневно. Всё победы.

Роман Манекин: Ну, я, конечно, не готов комментировать бред. Есть реальная вещь. Есть гробы, которые привозят из Донбасса.

Валентин Филиппов: Ну, их же не возможно сравнить с теми миллионами гробов, которые привозят в Псков. В Воронеж. В Ханты-Мансийск. В Абакан. А что творится в Бурятии? Там не осталось танкистов в Бурятии.

И украинское общество, которое подвержено пропаганде.. очень много говорит о том, что «Россия должна очнуться».

Роман Манекин: Я не готов комментировать украинский бред. Его много. И есть какие-то реальные вещи, которые невозможно оспорить. Ну, территориальные приобретения. В конце концов Дебальцево за нами. Изварино у нас.

 Валентин Филиппов: Но Славянск за ними. К сожалению. И Мариуполь пока тоже. …

Как Вы считаете, на Киев какие-то рычаги воздействия существуют в этом Мире? И у кого они могут оказаться.

Роман Манекин: Дело в том, что те голоса, к которым Киев прислушивается, они совсем не настроены на то, что бы в славянском Мире наступил мир. В буквальном смысле этого слова.

Конечно, они прислушиваются к тем, кто даёт деньги. Деньги дают Штаты, деньги даёт Европа.

Европа не хотела бы, она устала от конфликта на «далёком варварском востоке», который длится, и им приходится тратить какие-то средства. Пока не сильно существенно. Греция им обходится дороже.

Что касается Штатов – Штаты прямо заинтересованы. Глобально ситуация выглядит так, что Донбасс воюющий не позволяет выстроить в Киеве законченную систему нацифицированного государства. Это такая, как бы, «чёрная дыра», которая требует ежедневных расходов. И человеческих. И экономических. Я уже не говорю о том, что производства не работают. Недополучают что-то там хозяйства Украины.  Речь идёт о прямых убытках, связанных с войной. Поэтому и в интересах нынешнего Киева для укрепления своей власти уничтожить эту «чёрную дыру». Вытеснить.

На самом-то деле. Вот мы знаем ситуацию изнутри, я из Донецка звоню, я каждый день общаюсь. Только что пришёл, ходил сигареты покупал. Люди настроены абсолютно антиукраински. Как они будут с этим? С помощью пропаганды? Но пропаганда возможна на Западной Украине. Но когда по твоим домам стреляют…

Валентин Филиппов: Согласитесь, что если допустим мы, что Донбасс и Украина вдруг становятся юридически одним государством. Вы говорите «пропаганда», но и Донбасская пропаганда по Украине будет гулять. И тот же Александр Захарченко будет в президенты Украины баллотироваться, а не только Порошенко.

Роман Манекин: Ну, это представить….

Валентин Филиппов: Это очень трудно представить. Это я в порядке бреда…

Роман Манекин: То есть, их бреду попытаемся наш бред противопоставить?! Но я не вижу этой возможности. Я искренне заинтересован в мирном решении вопроса, но не вижу для этого никаких предпосылок.

Валентин Филиппов: Хорошо. А если военное решение вопроса будет Донбассу навязано. С Вашей точки зрения, насколько далеко Донбасс готов зайти? До границ областей, до Большой Новороссии?

Роман Манекин: Послушайте, я в Донбассе нахожусь с апреля 2014 года. С самого начала событий. И для меня не было никаких сомнений ни в первые минуты противостояния, о том, что Мариуполь или Славянск можно было защищать бесконечно долго. О том, что Мариуполь можно взять. Я это утверждаю с точки зрения человека, живущего здесь. Я вижу настроение масс. Я знаю настроения моих друзей. Это одна позиция.

Логика, которую навязывает Донбассу Кремль, она тоже понятна… Представьте себе бассейн. Полая такая ёмкость. В одну сторону втекают западные кредиты, в другую вытекают долги за углеводороды. Внизу находится окровавленная дырка Донбасса.

Конечно, и Запад, и Украина заинтересованы в том, чтоб залатать эту дырку. С другой стороны для Москвы чем меньше размер этой дырки, тем меньше приходится расходовать средств для её поддержания. Меньшему количеству людей надо выплачивать пенсии. Понятно, что если производство не работает, соответственно, гуманитарная помощь идёт…

Поэтому, Донбасс находится в крайне тяжёлой ситуации…

Сразу возникает риторика, что это прифронтовая полоса. Но в этой прифронтовой полосе  живёт два миллиона человек. Которые каждый день выходят на работу. Дети учатся. Детские сады работают. Люди пытаются организовать нормальную жизнь. В невыносимых условиях. Более-менее, нам это удаётся. Коммунальщики работают замечательно. У нас очень чистый город. Школы работают. Кинотеатры работают. Министерство культуры замечательно работает.

И всё это каждый вечер сопровождается убийствами.

Вы знаете, мы действительно, в известном смысле, мы перешагнули через эту грань между жизнью и смертью. Мы понимаем, что она может случиться в любой момент. Можно выйти за хлебом. Или вообще никуда не выходить. Мы с Вами можем разговаривать, и может прилететь снаряд. Город простреливается полностью.

Поэтому, все эти разговоры о том, что вот некая глобальная война… Да мы живём в условиях войны! Для любого человека война, в которой он живёт, она и есть глобальная.

И будет у нас в прорези прицела американский морпех, всё равно их будет не так уж много,  или хлопец в вышиванке, — какая нам разница, кто нас убивает?

Нас уже убивают. Это уже произошло. Если уже будет это столкновение, так пусть оно уже будет. Хорошо. Посмотрим, кто будет сильнее.

Вы спрашивали о том, где мы остановимся? – Мы не остановимся. Вопрос только в том, что нас опять, очередной раз, могут «Минском-3», «Минском-4», остановить. В районе Мариуполя, там.

Сами мы не остановимся ни при каких обстоятельствах. И мы не остановимся ни перед какими потерями. Потому что, когда я вижу растерзанное тело ребёнка, или ребёнка, оставшегося без матери, я понимаю, что мне не трудно отдать жизнь.

Правда. И не только мне, а большинству нормальных, здравых мужчин Донбасса. Отдать жизнь за то, чтобы этого не случилось. Поэтому мы сами не остановимся.

С одной стороны, с разорванными экономическими цепочками от Криворожских руд до Азовских и Черноморских портов, ДНР существовать не может.

Равно как и через нашу территорию проходят из Запорожья все сети. Мы можем в любой момент их обрезать…

Нас слишком много. Донбасс слишком велик. В географическом смысле этого слова. И в социальном. Для того, чтоб повторять судьбу Приднестровья. Поэтому хотят этого в Брюсселе или Киеве, в Киеве точно не хотят, вот эта бомба, которая висит, она разорвётся.

Вопрос только – когда и с какими потерями. Для меня этот вопрос стоит очень просто. Или мы победим, или меня не будет. Середины здесь нет. Поэтому мы победим, потому, что я хочу жить, как и все мы.

Естественно, мы победим.

Источник

2 КОММЕНТАРИИ

  1. А нам нужна одна Победа ,
    Одна на всех — МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ !

Comments are closed.