Мирный и немирный хлеб луганский

0
922

Запах свежеиспеченной и только что приобретенной буханки хлеба… В войну он — совершенно другой. Луганчане до сих пор вспоминают, как с опаской они вставали в очереди ради заветной буханки, как всегда с трепетом прислушивались к звукам. Как боялись внезапной тишины, когда вдруг замолкали птицы и — ни ветерка, а следом — предательский свист снаряда или мины.

Но о хлебе вспомнил не ради красивой фразы… Ведь есть и обратная сторона медали. За ним стоит труд заботливых рук пекарей, которые и под бомбежками, и в пугающую тишину между обстрелами выходили на свои рабочие места, чтобы он — всему голова — попал к нам, и все жители города — от мала до велика — не голодали… Могли ухватиться за эту соломинку, сулящую возможность выжить… И эту возможность людям предоставили сотрудники ПАО «Луганск-Нива» во главе с председателем совета предприятия, депутатом Народного Совета ЛНР Зинаидой Гавриловной Наден.

Мирный и немирный хлеб луганский

Сегодня предприятие под торговой маркой «Добродия» выпускается более 50 видов и 150 наименований продукции, произведенной из натурального сырья злаковых культур, не содержащих консерванты. Выпускается широкий ассортимент продукции: мука, крупы, хлопья, смеси злаковых культур, мюсли. А вот летом выпускалось от 11 (в самые непростые дни) до 16 тонн только двух видов хлеба. Но хлеба как всегда качественного!

«Ни для кого не секрет, что во время блокады Луганска город был обеспечен хлебом только благодаря предприятию «Луганск-Нива». В частности, благодаря его председателю совета Зинаиде Наден и ее небольшому коллективу, — подчеркнул Глава ЛНР Игорь Плотницкий во время посещения предприятия. — В то время на нем работали люди, которые смогли обеспечить хлебом весь Луганск, благодаря которым кто-то не умер от недоедания. Это те люди, которые совершили гражданский и трудовой подвиг».

Вместе с фотожурналистом Николаем Сидоровым давно планировали побывать на производственной линии ПАО «Луганск-Нива» -пообщаться с теми, кто выпускал для луганчан летом, под грохот выстрелов и свист пролетающих снарядом и мин, хлеб. Обратились за помощью Зинаиде Гавриловне. Она и организовала нам своеобразную экскурсию по «боевым» местам предприятия.

— О приходе войны в Луганск можно было судить по резко упавшей производительности основных цехов, и потому, как за короткий срок внезапно стало пусто в наших цехах, — рассказывает исполнительный директор завода «Луганск-Нива» Наталия Алексеевна Шикшинская. Она говорит, что по мирному времени в производстве было задействовано до 350 человек. В итоге тогда осталось человек 30.

— Сами пекли, сами грузили, сами выезжали торговать, — вспоминает Наталия Алексеевна. — Порой приходилось резко сворачивать торговлю, когда обстрелы были слишком интенсивными. Непроданный хлеб отправляли на сухари. Впрочем, если была возможность, хлеб просто раздавали луганчанам, например, отвозили в церкви.

Мирный и немирный хлеб луганский

Конечно, самый страшный момент — это когда обстреливали прямо хлебозавод. «Прилетало», как стало принято говорить в те дни, ото всюду, например, из-под Лутугино, — оттуда, где украинские вояки сосредоточили силы для взятия Луганска. Несколько «сюрпризов» приземлилось прямо на территории предприятия. К счастью, обошлось без человеческих жертв, и производственная линия была не задета.

— Спрашиваете, почему я не эвакуировалась? А как бросить коллектив, любимую работу?! Я ведь здесь — с 1983 года, прямо с института пришла сюда устраиваться на работу и «прикипела», — говорит Шикшинская.

Хлебопродукция, которая выпускается силами трудового коллектива наших луганчан, примечательна тем, что процесс ее изготовления полностью автоматизирован. Но, при всем при этом, главный фактор все равно человеческий.

— Скажите, как же вы таким маленьким коллективом справлялись со всеми обязанностями? — спрашиваю у Наталии Алексеевны.

— Да ведь коллектив собрался отличный! Хлебопеком человек рождается, а мы всем особенностям и нюансам сами научим!

— А когда возникло ощущение, понимание, что ситуация нормализуется?

— Наш завод никогда не останавливался, работали от одного генератора, а получаемую электроэнергию распределяли в соответствии с текущими нуждами. Как уже говорила, выпускали только два вида хлеба в небольших объемах. И вдруг заметили: стали люди батоны заказывать. А уж когда на булочки заказы пошли, стало окончательно ясно: нормальная жизнь в город возвращается!

Не удержался, спросил у Наталии Алексеевны:

— Страшно было?

-Да, конечно, же! Я же обычный человек! Работаем в цехе, на улице — грохот, а у самой пот холодный по спине: отправлять людей в бомбежку в подвал-убежище или пронесет?! Ответственность колоссальная! Но вот на что обратила внимание: молодежь на старших ориентировалась, а старшие — на реакцию молодежи. Подбадривали друг друга. Я думаю, тут сказалась наша сплоченность, корпоративный дух, если хотите.

Затронули в разговоре и тему самой войны.

— Знаете, я этой войны просто не понимаю! Господи, да за что же люди страдают?! Мирные жители, дети, старики. Да чего там — за что молодежь с той стороны погибает?! Да за деньги же олигархов! Неужели им до сих пор это не понятно?! Гражданская война — это самая страшная война, потому что брат идет на брата, сын — на отца, дочь — на мать.

В той или иной форме так говорят многие и луганчане, и брянковчане, и краснолучцы. От кого нас идут «осовобождать» львовяне, сумчане, черниговцы? Разве мы пришли на их землю? Разве мы им жить не даем?

Вопросов такого плана у здравомыслящего человека — множество. И нужно такими вопросами задаваться постоянно, чтобы в будущем не повторилась наша трагедия. Тем более, что она до сих продолжается: все также рвутся снаряды и мины в Донецке, Кировске, Первомайске. И в грохоте снарядов мы, в отличие от украинской напрочь олигархической кучки властителей-недоумков, мечтаем о мире.

Но продолжим мирную тему: по ходу своеобразной экскурсии заходим в святая святых — цех по выпечке хлеба. И знакомимся с пекарем Александром Костенко, средних лет мужчиной, который, как и другие наши герои, остался в Луганске.

— Семью не эвакуировал. Мы остались там, где наша Родина, наш город, — спокойно, без всякого пафоса говорит он. Описывая свою жизнь в оккупации. Александр подчеркивает:

— За себя почему-то страшно не было′ А вот за окружающих, особенно — женщин, очень. Чем это можно объяснить, даже не берусь. Если и возникало чувство страха, то тогда, когда с работы домой добирался и наоборот.

Мирный и немирный хлеб луганский

В день нашего визита Александр с коллегами выпекает батон «луганский» и хлеб «станичный». Процесс сложный: нужно постоянно следить за работой механики. Перепады со светом или температурой воды могут привести к самым плачевным результатам. Как говорится, на технику надейся, разве техника заменит людской профессионализм?

Журналист Николай Сидоров снимает весь процесс и позже сам признает: «даже красочная фотография не передаст всего запаха свежевыпеченного хлеба».

Я вам честно скажу, на хлебозавод нежелательно приходить голодным. Но запах нашего, луганского хлеба — это особый запах, в нем — ароматы луганских степей и полей, в нем — труд безымянного героя-пахаря, героя-комбайнера, героя-водителя. А также: механика Владимира Старощука, сменного мастера Светланы Еременко, начальника цеха экспедиции и готовой продукции Анны Водолазовой и многих других оставшихся летом в Луганске или уже вернувшихся на родное предприятие сотен людей, наших земляков.

И каждый раз, когда вы берете в руки буханку свежевыпеченного хлеба, не стесняйтесь мысленно поблагодарить наших луганчан.

Приятно, что Республика не забыла своих героев. Глава Луганской Народной Республики Игорь Плотницкий дал распоряжение наградить сотрудников хлебозавода ПАО «Луганск-Нива», которые во время летних обстрелов не покинули рабочие места и продолжали обеспечивать хлебом жителей Луганска.