Мира не получается — Киев начал новую войну

0
381

Политики очередной раз ни о чем не договорились

 

Запланированная на 15 января встреча отменена как заведомо лишенная смысла. Обстрелы Донецка, возобновившиеся несколько дней назад, достигли такой интенсивности, которой не было с сентября. В аэропорту развернулись ожесточенные бои.

Начались попытки проникновения в Донецк диверсионных групп. Защитники города ожидают массированного наступления. Если это не конец перемирия, не окончательный провал минских договоренностей вместе со всеми другими мирными утопиями Кремля, то нечто очень близкое к этому.

Ситуация в экономике делает для Киева войну более выгодной, чем мир. Война – это очередная возможность просить помощи на Западе. А также источник доходов для многих заинтересованных лиц. Самое время подвести итог 4-х месяцев перемирия, по итогам которых ничего похожего на мир так и не сложилось.

Почему так получилось

 

Переговоры с Порошенко с самого начала носили характер утопии. Но личные качества пана здесь ни при чем, поскольку Украина последних лет – это исключительно антироссийский проект, созданный Вашингтоном.

После майдана она оказалась целиком под внешним управлением, Порошенко не принимает самостоятельных решений, и мандат на ведение переговоров с Россией ему никто не выдавал. Если кто-то полагал, что умелые действия Кремля вырвут Порошенко из лап Вашингтона – это крайняя наивность сродни слепой вере в чудо. Мира не получается - Киев начал новую войну

Порошенко зависит от Вашингтона не только из-за каких-то обязательств или хранения денег в западных банках. Он физически подконтролен сотрудникам ЦРУ. Кто не помнит – СБУ возглавляет агент ЦРУ. В Киеве расквартировано столько американских спецов, что можно парады проводить.

Если Порошенко замыслит развернуть украинскую политику, не посоветовавшись с Вашингтоном – его в любую минуту могут найти случайно застрелившимся два раза в голову. И такой осечки как с Кернесом уж точно не будет.

Это значит, что разговаривать с Порошенко без высочайшего соизволения из Вашингтона – это, выражаясь на сленге, «порожняк гонять». Ни смысла, ни последствий. Тренировка в ораторском мастерстве. Пустословие и только. Все, что можно сделать с Порошенко – это передать те или иные послания в Вашингтон.

Правда, очень сомневаюсь, что этот способ доставки информации чем-то лучше переговоров непосредственно с главой Белого дома. Единственное, чего можно было добиться, затевая переговоры с США посредством испорченного телефона в лице Порошенко – это потянуть время.

Потому что каждый раз на то, чтобы Порошенко получил порцию предложений, условий или требований, а потом передал их в Вашингтон, требовался какой-то срок. Но терял время, очевидно, тот, кто ждал ответа с другой стороны. Вашингтон от Москвы ничего кроме капитуляции не ждал.

Получается, что терять время могла только Москва.

Кто управлял перемирием

 

За время перемирия интенсивность огня то снижалась, то возрастала. Но снижение или увеличение интенсивности огня всякий раз происходило по инициативе украинской стороны. Это значит, что из всех договоренностей Киев выполнил только те, которые были ему интересны.

По инициативе Москвы за все время перемирия проводились только переговоры. И еще отправка колонн с гуманитарным грузом. Но на содержание и итог перемирия ни то, ни другое не влияло. Кремль работал языком, а Киев артиллерией. Мира не получается - Киев начал новую войну

Когда один говорит, а другой стреляет – ситуацией управляет стреляющий. В какой момент оппонент открывает рот и какие звуки при этом издает – стреляющему безразлично. Если, конечно, он сам не заинтересован послушать говорящего.

А Киев не был заинтересован. По упомянутой выше причине – он не принадлежит сам себе. И вот теперь американские стратеги решили, что пора возобновлять масштабные бои. Что и произошло.

Роль Германии и Франции

 

Участие Германии и Франции в переговорах по урегулированию украинского конфликта сводилось к моральной поддержке Киева – и только. Если кто-то надеялся, что дипломатический гений Лаврова или самого ВВП приведет к изменению позиции Германии и Франции и их «отрыву от линии США» – это такая же утопия, как вера в договороспособность Порошенко.

В то, что он может отдать приказ «супротив госдепа» и пасть смертью храбрых во имя мира – причем этот мир все равно продержится после того не больше двух-трех дней. Никакого реального влияния на ситуацию Германия и Франция не оказывали и оказывать не могут.

Принимать самостоятельные решения в пределах своей территории они еще способны, но территория Украины – это не их зона влияния. Участие Германии и Франции в переговорах было, есть и останется сугубо церемониальным.

Они выступают как бы секундантами Украины. Еще это чем-то напоминает переговоры с Януковичем накануне его изгнания. Тогда представители Германии и Франции тоже участвовали в переговорах и даже поставили свои подписи под документом, только реальной силой этот документ не обладал. Реальной силой обладали люди, которым было поручено прогнать Януковича.

Так же и сейчас: Порошенко – только администратор. Секретарь. Секретарша. Передаточное звено. А Германия и Франция – свидетели. Свидетели майдана и его последствий. Для протокола. Не более того.

Односторонние переговоры

 

Фактически все переговоры носили односторонний характер. Реальные стороны конфликта – это Россия и США. Донецк и Киев – вынужденные участники, которые самостоятельных решений не принимают (Киев – после майдана, Донецк – после отставки Стрелкова). Из двух сторон конфликта в переговорах участвовала только одна – это Россия.

Так чем подобные переговоры могли завершиться? Ничем. Четыре месяца Россия через своих представителей вещала в пустоту. Точно также можно было просто посылать в Вашингтон разнообразные ноты по дипломатическим каналам, озвучивая их в средствах массовой информации – чтобы весь мир был в курсе предложений Кремля.

Результат был бы тот же. Четыре месяца Порошенко как честный холуй отбывал номер, принимал предложения Кремля и передавал их хозяевам, которые ходили с ними справлять малую и большую нужду. Итог закономерен.

Неужели в Кремле не понимали? Прекрасно все понимали! В Кремле могут сидеть патриоты или либералы, белые, красные или еще какие-нибудь, но там сидят в любом случае не дураки. В Кремле прекрасно понимали, что все эти переговоры – порожняк, ломаная комедия, бисер перед свинями и реплики в пустоту.

Но зачем тогда все это было нужно?

Кремль пытался сделать перед Вашингтоном «морду тяпкой». Пускали дурочку. Демонстрировали готовность к сотрудничеству с Порошенко. Демонстрировали, что готовы терпеть обстрелы Донецка ради возвращения к сотрудничеству.

Это можно выразить примерно так: «Крым не отдадим, но на все остальное мы готовы. Смотрите: и с Порошенко готовы работать, сдать Донецк готовы, обстрелы потерпим, давайте снова будем партнерами, прости дяденька за Крым, мы его не отдадим, но отработаем».

Мира не получается - Киев начал новую войну

Расчет был, судя по всему, на то, что Вашингтон оценит покладистость Кремля и согласится с тем, что Крым – это исключение, о котором можно забыть, и вернуться к мирному сотрудничеству. Кремль понимал, что переговоры по большому счету носят односторонний характер и идут в жанре монолога.

Украина сегодня – это де-факто американская территория. Неофициальная колония. Поэтому вести переговоры о ее судьбе без участия США – не имеет смысла. Цель, как я ее понимаю сейчас, была в том, чтобы подключить к этим переговорам США.

Но Вашингтон на эти переговоры так и не пошел. Итоговым его ответом стало возобновление боевых действий. Именно поэтому и отменили запланированную на 15 января встречу. В ней уже нет смысла. По существу США дали свой ответ. И этот ответ – отрицательный.

Переговоров с участием США по украинскому кризису не будет. Требование Штатов остается прежним – капитуляция России. Все дело в том, что Вашингтону не нужна Украина. Ни с Крымом, ни без него.

Вашингтону нужна Россия! Россия нужна как сырьевой евро-американский придаток, не ведущий самостоятельной политики с Китаем или Индией, не создающий Таможенных или других союзов на постсоветском или азиатском пространстве.

Россия, по замыслу США, должна быть не просто покладистой, она должна быть вне всяких союзов и альянсов, чтобы не создавалось никаких альтернатив доллару, чтобы ничто не нарушало американскую гегемонию. Дело не в Крыме.

Если бы Россия не присоединила Крым, ситуация все равно дошла бы до санкций и холодной войны. Под это был заточен весь украинский проект Вашингтона. Поэтому Минские соглашения – одна сплошная утопия. Конфигурация границы, условия – все это было нежизнеспособно с самого начала.

Ни Донецку, ни Киеву, ни Вашингтону, ни даже Москве по большому счету все это не было нужно.

В результате

 

Четыре месяца тянули кота за хвост, гоняли порожняк, переливали из пустого в порожнее. За это время дали возможность украинской армии укрепить позиции, восстановить технику, пополнить личный состав, провести обучение.

Сейчас придется иметь дело с доукомплектованной и вооруженной армией, совсем не такой, какой она была в начале сентября, беспорядочно отступая во всему фронту. И еще за прошедшие четыре месяца в Новороссии снизилось доверие к местным властям, а в России – к Кремлю.

За эти четыре месяца упала цена на нефть и упал рубль. Выяснилось, что экономика России не так стабильна и суверенна, как это казалось полгода назад.

За прошедшие четыре месяца русский мир частично раскололся по вопросам отношений с Западом, Украиной, а также по вопросу поддержки Кремля. А что не раскололось – впало в депрессию и махнуло рукой, философски заявив «будь что будет».

Игра в поддавки не принесла успеха

 

И не могла принести. Потому что Вашингтону нужно больше, чем Россия готова была дать. Вашингтон с благодарностью принял то, что Россия уступила время, позиции и инициативу, воспользовался этим (перегруппировал и вооружил украинские войска, усилил внешнее управление Украиной, уронил цены на нефть) и… вернулся к прежним требованиям о полной и безоговорочной капитуляции.

Во всем виновата Россия - это позиция Незалежной

С Вашингтоном нельзя играть в поддавки. Вашингтон понимает только встречную демонстрацию силы. Вашингтон в свое время спохватился, когда советские танки подошли к Берлину. Сейчас он точно так же спохватился бы, увидев Новороссию, включающую Одессу и Харьков, а также революционные настроения в самом Киеве.

Вот тогда Вашингтон понял бы, что капитуляция России откладывается на неопределенно долгий срок и нужно договариваться о каком-то реальном мире, пока позиции не стали еще хуже. Тогда и начались бы реальные переговоры.

А пока Вашингтон наблюдал, как Кремль идет на уступки, точит лясы с украинскими марионетками и демонстрирует готовность к сотрудничеству – он только укреплялись в мысли, что нужно еще поднажать, и наступит хэппи энд.

И теперь придется снова заводить танки и в полях доказывать, что русские не сдаются. Потому что доказать это за столом переговоров – не получилось. И не могло получиться. Такие вещи за столом не доказываются. Только в полях.

Но сдается мне, что танков сейчас потребуется намного больше, чем нужно было в сентябре…