Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливости

0
20

Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливости

Максим Артемьев о дальнейшей эволюции известного журналиста, блогера и общественника.

Не хочу представлять себя провидцем задним числом, но в данном случае и не обязательно обладать большими знаниями, — я давно ждал когда же прекратится сотрудничество Максима Шевченко с КПРФ. То, что союз их временный — было понятно с самого начала.

Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливостиМаксим Артемьев

Дальнейшая же эволюция Шевченко – занятие им места лидера Российской партии свободы и справедливости — означает возвращение его в привычное русло псевдопартийных и медийных интриг. Он — как и Константин Рыков, новый владелец переименованной партии, — выходец из тусовки СМИ конца 90-х-начала 2000-х, вполне провластной, и по внутренней сути стоящей вне каких-либо убеждений. Ценность в этом мутном мире была только одна – деньги. Власть нужна была лишь для сохранения денег либо для их получения (тем, кому не удалось нажиться за счет хитрости и оборотистости).

Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливостиМаксим Шевченко

Кремль давал многим из них заработать, и тусовка охотно выполняла его подряды. Рыков обслуживал «ЕР» в Интернете. Шевченко вел передачи на ОРТ. Оба за это получали не только деньги, но и место в официальном истеблишменте, Рыков стал депутатом Госдумы в 2007, в совсем юном возрасте, но это не должно удивлять, именно такие «молодые да ранние» доминировали тогда в Рунете, «кто успел – тот и съел». Вчерашние школьники быстрее схватывали новейшие технологии и лучше видели их перспективы. Но рано ухватив бога за бороду, они и раньше старели, и сегодня Константин Рыков воспринимается как уже ветеран и пенсионер – и Рунета, и околополитических интриг.

На его фоне Максим Шевченко (старше его на 13 лет) выглядит человеком на пике возможностей, он не успел еще поднадоесть, и вовремя успевал менять свои образы, чтобы не затереться. После долгого обслуживания интересов Кремля, за что он и стал членом Общественной палаты и Совета по правам человека при президенте, Шевченко сменил имидж и предстал левым политиком.

Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливостиКонстантин Рыков

В 2018 году он заключил стратегический союз с КПРФ, поддержал Павла Грудинина на президентских выборах, работал с кандидатом от коммунистов Вадимом Куминым на мэрских выборах в Москве, затем сам был выдвинут от КПРФ в губернаторы Владимирской области, а после отказа в регистрации возглавил список партии в местный ЗАКС, и стал депутатом, лидером фракции КПРФ в заксобрании.

Такой кульбит не должен удивлять – кто только не сотрудничал с коммунистами за последние двадцать лет, а получив свое, уходил от них. Начиная с Геннадия Семигина, чуть не перекупившего партию в 2004 году, с КПРФ заключали временные союзы многие дельцы. Вспоминается Илья Пономарев – типичный делец из 90-х, уже в 16 лет открывший компьютерный бизнес, работавший начальником по информационным технологиям в ЮКОСе к Ходорковского Папа – зампред Госстроя, мама – член Совета Федерации от Абрамовича, а сынок изображал из себя «леволюционера», и одно время являлся главным по Интернету в КПРФ.

Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливостиМаксим Шевченко и Павел Грудинин

Заметим, что и «радикальные левые» в РФ также принципиальностью не отличаются, они охотно продаются и проституируют. Так что КПРФ в этом смысле не исключение — она заключает понятные временные союзы с попутчиками, будь это Грудинин или Шевченко. Последний привлекал ее своими медиаресурсом, раскрученным имиджем, полемическими навыками. Ему же КПРФ нужна была как парламентская партия, в рядах которой легче получить депутатский мандат. Губернатором ему стать не разрешили, хотя, как теперь понятно, шансы имелись, раз совершенно никакой жириновец Владимир Сипягин победил. Но, видимо, в АП решили, что Шевченко в роли губернатора им не нужен. Его опасались даже не столько из-за отсутствия управленческого опыта, сколько из-за неустойчивости, способности ляпнуть что-нибудь не то, а в современной России в исполнительной власти подобное не приветствуется.

Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливости Доверенное лицо кандидата в президенты России от КПРФ Павла Грудинина Максим Шевченко в Ярославле

Максим Шевченко честно отрабатывал свой союз с КПРФ, поругивал власть, делал депутатские запросы во Владимирской области, а его Ютьюб-канал достиг более 760 тысячи подписчиков, став вторым в партии после канала Бондаренко. Но если саратовский депутат всю свою карьеру делает внутри КПРФ, то Шевченко к моменту своего союза с коммунистами был слишком заметной величиной, чтобы раствориться в ее объятиях, и всегда заботился о своей автономности. Он мог флиртовать с навальнистами — то, что для членов КПРФ всегда было запрещено (почему я и ожидал скорого разрыва между журналистом и партией).

Теперь три года в общем-то, случайного сотрудничества позади. Хотя, с другой стороны, не очень понятно – а зачем его стоило завершать именно сейчас? Шевченко вполне мог претендовать на проходное место в списке КПРФ в Госдуму. Или попытаться избраться по округу во Владимире. Но, почему-то, предпочел этого не делать. Иными словами, его демонстративная попытка выдвижения по кругу в центре Москвы – вразрез с волей партией — была именно намеренным поводом для разрыва.

Что его могло не устраивать? Наверное, с одной стороны, в КПРФ Шевченко не делали таких предложений, которые он хотел бы, с другой — Рыков мог предложить ему нечто более интересное. Пусть РПСС не пройдет в Думу – зато Шевченко во главе списка и, отчасти, сам его формирует. Это для него как для публичной личности гораздо важнее. Он будет участвовать в теледебатах, выступать, ездить по стране, рекламировать – партию, но себя главным образом. Можно и хорошо подзаработать. Так что если рассматривать вопрос с дальним прицелом, и исходить из его личных интересов, возможно, Шевченко поступает правильно, меняя парламентскую партию на мелкую спойлерную. Да, у КПРФ шансы есть – и последнее назначение губернатора Ульяновской области свидетельствует об этом, коммунистов «обидели». Отобрав у них пост главы Иркутской области, но теперь справедливость восстановили, и власть как бы дает сигнал — с коммунистами сотрудничать можно.

Поэтому не стоит думать, что что проект РПСС – это именно против КПРФ. Для этого существуют сурайкинские «Коммунисты России». Еще в бытность Андрея Богданова во главе предшественницы РПСС — Коммунистической партии социальной справедливости — она особенных проблем «настоящим» коммунистам не приносила. А теперь, убрав слово «коммунистическая» — и подавно. Скорее, мешать она будет эсерам, с их «справедливостью» в названии.

Максим Шевченко переходит от коммунизма к справедливостиАндрей Богданов в облачении великого мастера Великой ложи России. Автор фото: Автор: ДМ — собственная работа, CC BY-SA 4.0

Эта партия – КПСС, со специальным «звучным» названием, напоминавшим о временах СССР, была одним из многих проектов Богданова. Когда в 2012 облегчили процедуру регистрации партий, он зарегистрировал сразу несколько. Он считал это выгодной инвестицией, но когда в 2015 начал готовые партии распродавать, причем делал это открыто, не скрываясь, то выяснилось, что особенного спроса на них не существует. Возможно, нынешняя покупка партии Рыковым — это первая удачная продажа, хотя цена вопроса неизвестна.

Сам Богданов в начале 2000-х был тесно связан с АП, и оказывал ей множество услуг на политическом поле, достаточно вспомнить перехват партий у Михаила Касьянова и Михаила Прохорова. Опытные чиновники и олигархи оказывались младенцами по сравнению с опытным политтехнологом. Точно также он перехватил название партии у Навального – «Народный альянс», просто переименовав одну из своих зарегистрированных, тогда как у оппозиционера регистрации не имелось. Помимо активного бизнеса на партиях Богданов занимался и масонством, выгодно также перехватив председательство в Великой ложе России, и как бы монополизировав это направление в РФ своей персоной. Реально руководство масонской организацией ничего не дает, но звучит внушительно и плане пиара создает впечатление широких и тайных связей с заграницей.

Пока же, судя по первым кандидатам, презентованных Максимом Шевченко – Дмитрию Потапенко и Руслану Курбанову — можно сделать вывод, что ставка делается на раскрученных людей из Интернета, то есть в известном смысле партия получается блогерная, «ютьюбовская», что лишний раз подтверждает наш тезис о роли социальных медиа в наше время, и вытеснении ими традиционных. Думается, люди идут в список РПСС, не особенно рассчитывая на прохождение в Госдуму, а из тех же соображений, что и Шевченко – кто-то хочет подраскрутиться, кто-то заработать, обзавестись связями. Но в любом случае, партийный результат станет индикатором того, насколько сегодня в РФ важна популярность в сети. Если РПСС возьмет хотя бы 2,5-3%, это уже станет очень хорошим показателем, и сделает партию привлекательной инвесторов в разного рода проектах, особенно, на местном уровне. Видимо, бизнес-схема у нее на настоящий момент именно такая.