Легендарный Севастополь. Тридцать лет спустя…

0
806

Легендарный Севастополь. Гордость русских моряков. Несколько десятилетий назад любой житель огромной страны, именовавшейся Советским Союзом, мог навскидку назвать добрых полдюжины исторических мест этого города, даже ни разу не побывав в нем. Это и Малахов курган, и Меккензивые горы, и Инкерман…

Но было на карте Севастополя одно место, официальное название которого, было известно даже не всем севастопольцам.

Севастополь-13. Именно этот почтовый адрес стоял перед названием улиц, площадей, переулков. Само существование района Севастополя с таким номером относилось к категории государственных секретов, а уж о том, чтобы въехать в него простому гражданину, так и речи не могло быть.

Севастополь-13
Севастополь-13

Если кто-нибудь хотел навестить родственников, живших или служивших там, то без специального разрешения и без пропуска, выданного военным комендантом Севастопольского гарнизона и заверенным в местном управлении КГБ, свободно въехать туда было невозможно.

Даже простым жителям Севастополя въезд в этот район был запрещен. Так сложилось, что автору этих строк посчастливилось почти три года прослужить в этом удивительном, легендарном, таинственном и прекрасном месте.

Тридцать пять лет назад я уехал отсюда, сохранив в своем сердце прекрасные воспоминания и самые нежные чувства к этому городу. Три с половиной десятка лет я мечтал вернуться сюда, хотя бы на день. И вот я здесь… Здравствуй, Севастополь-13! Здравствуй, Балаклава…

Балаклава ждала меня и не ждала. Вновь ступив на камни ее мостовых, вновь услышав могучий рокот прибоя у прибрежных скал, вдохнув прекрасную смесь запахов приморского города: йодистый запах гниющих водорослей, запах жареной кефали, запах цветущих ленкоранских акаций, я понял – я вернулся в тот город, образ которого, столько лет бережно хранила моя память.

Балаклава
Балаклава

Все узнаваемо. Все те же дома, в которых когда-то бывал и, в которых жили мои знакомые (живы ли они?!), все те же печальные платаны вдоль тротуаров, все те же древние скалы (не к ним ли швартовал свой корабль легендарный Одиссей?).

Там же, где и прежде, высятся мрачные развалины старинной крепости Чембало, все так же угрюмо взирая провалами древних бойниц, на раскинувшийся по берегам узкой бухты, городок. Все, до боли знакомо. И даже добрый пес, мирно дремлющий у двери продовольственного магазина, кажется мне моим старым знакомцем.

Чембало
Чембало

Жаль. Я, конечно же, ошибся. Собаки столько не живут. Жаль… Но, зато, люди! Ведь люди остались те же! Вот, безусловно, знакомое лицо: ”Привет! Помнишь меня? Всмотрись, Это же я! Ох, извините, ради Бога, я обознался…” Вот еще, кажется, знакомые черты:“Эй, мамаша, здравствуйте! Вы меня не узнаете? Вспомните, ведь мы когда-то были знакомы!” « Какая я тебе мамаша? Сам уже, небось, дед!” “ Тысяча извинений сударыня, ошибся…’’ Что ж, не следовало так надолго расставаться со своей юностью. Прости меня, Балаклава. Но я, все-таки, приехал тебя навестить.

Ноги несут меня дальше. С улицы Новикова на площадь. Первого Мая, а оттуда – на набережную Назукина. Вот и бухта! Стоп, стоп! А это, что такое? Что за чудесные яхты трутся белоснежными бортами о плавпирсы? Откуда такое изобилие стройных мачт там, где когда-то чернели грозные корпуса подводных лодок?

Увы, увы! Нет больше в Балаклаве ее гордости – легендарной 155-й Констанцской, ордена Ушакова 1-й степени бригады подводных лодок. Ушли в историю героические походы грозных субмарин. Последняя лодка покинула базу в далеком 1994 году. О том, как ее провожали, мне рассказали местные жители.

155-й Констанцская бригада подводных лодок
155-й Констанцская бригада подводных лодок
155-й Констанцская бригада подводных лодок
155-й Констанцская бригада подводных лодок

На городской набережной собралась едва ли не тысяча балаклавцев. Было шумно. Многие плакали. Еще бы! Ведь вместе с лодкой уходил навсегда ее экипаж. Последний боевой экипаж последней ПЛ. Уходили не просто военные моряки.

Уходили чьи-то друзья, чьи-то родственники, чьи-то надежды. “Возвращайтесь!” – кричали с набережной. “Не вернутся”, — грустно отвечали чайки, парившие над волнами. Вдруг все стихло. В наступившей тишине стали отчетливо слышны команды с мостика лодки. “Трап убрать, крепить по штормовому!” Еще несколько секунд.

Кто-то горестно вздохнул в толпе. “Отдать кормовой, правый двигатель малый вперед! Отдать носовой! Оба, малый вперед! Руль, лево на борт!” И в этот момент, оркестр, расположившийся на набережной позади толпы, грянул “Прощание славянки”. Провожающие заволновались, зашумели, в воду, вслед бесшумно отчалившей лодке полетели цветы. Ошвартованные у причалов гражданские суда, гудками провожали уходящих подводников. И, словно прощальный крик смертельно раненного зверя, проревел над бухтой сигнал лодочной сирены…

Грустно. С противоположной стороны бухты, мрачной черной дырой всматривается в стройные корпуса яхт портал объекта 825-ГТС. Вот именно он, этот самый объект, и был главным секретом Севастополя-13. Подземный завод по ремонту подводных лодок. Уникальное в свое время внутрискальное сооружение.

Портал объекта 825-ГТС
Портал объекта 825-ГТС
Портал объекта 825-ГТС
Портал объекта 825-ГТС

Огромное подземное предприятие, способное вместить в недрах своих секретных каналов все подводные лодки, базировавшиеся тогда в Балаклавской бухте. В связи с демилитаризацией бухты и уходом из нее военных моряков, объект потерял свое стратегическое значение.

Как распорядиться этим, во всех смыслах, уникальным предприятием, украинские власти, получившие его, что называется, ”на – халяву”, не имели ни малейшего представления. Папуасы, получившие в подарок бесценное творение искусства…Самым простым решением, для украинских властьпредержащих, было, сделать вид, что объекта не существует! Как говорится, нет объекта – нет проблем…

Подземный завод был брошен. Уволен персонал, снята охрана. И началась вакханалия! Мародеры тащили с неохраняемого объекта буквально все. Варварски вырывались из трасс медные кабели, дербанились станки, решетки вентиляционных систем, словом, все, что можно было бы украсть, было украдено. Простая истина – ломать, не строить…

Такая же печальная участь постигла и батарею береговой артиллерии, надежно прикрывавшей огромный внешний балаклавский рейд, и ракетно-артиллерийский полк на мысе Айя. Грустно. Грустно и обидно. Никто не понес ответственности за развал оборонной мощи страны, никто не наказан за разграбление предприятия, построенного руками наших родителей.

Время, все-таки, должно все расставить по своим местам. Хочется верить, что жители Севастополя не останутся равнодушными к памятникам своей истории. Трудно сказать, как, в дальнейшем, судьба распорядится печальными останками объекта 825-ГТС.

Возможно, здесь разместится музей ВМФ, как предлагают энтузиасты, а, может быть, в подземельях будет устроено какое-то развлекательное заведение (почему бы и нет?). Во всяком случае, будущее Балаклавы мне (да и не только мне) видится в развитии туризма. Предполагаю, что новая крымская власть не обойдет своим вниманием этот чудный уголок древней земли.

музей ВМФ
Музей ВМФ

И, как знать, может быть, совсем скоро на просторах внешнего рейда взовьются над морской гладью паруса международной парусной регаты. Или, скажем…Да что гадать! Прошли времена бесхозяйственности и беззакония. Будущее у Балаклавы есть. Я свято в это верю. Надо только очень захотеть. Ну, хотя бы, для начала.

Ну, вот и пришла пора прощаться. Подходит к концу мой короткий визит в юность. Я не нашел многого из того, что оставил здесь тридцать с лишним лет назад. Но, уезжая, я вновь оставляю здесь надежду. Надежду на новую встречу, которая пройдет без налета грусти. Надежду, что любимый мною уголок прекрасного Севастополя станет еще одним алмазом, украшающим корону Черного моря – Крым. Не прощаюсь с тобой, Балаклава. Говорю тебе: “До встречи!”

Игорь Григоров