Как тюменский виртуоз научился играть на десятке инструментов

0
15

Как тюменский виртуоз научился играть на десятке инструментов

Пенсионера Чагвара Касимова невозможно застать в безделье. Пока ровесники на завалинке жалуются друг другу на болячки, он трудится, да так, что молодые завидуют. Потомок булгар по отцу и сартов по матери в свои 67 лет руководит тремя вокальными ансамблями в тюменской глубинке. Разве можно позволить себе разлечься на диване, когда нужно то новую программу репетировать, то в Казань на гастроли собираться?! Кроме того, он рыбачит, выращивает домашнюю птицу, ухаживает за цветником, катает валенки, тестирует кулинарные рецепты, рисует и фотографирует, а еще — только подумайте — обшивает с ног до головы жену и младшую дочь. — Чем больше успеваешь, тем больше времени остается на что-то другое, — говорит обаятельнейший худрук Касимов.

В этом нельзя усомниться, наблюдая, как он настраивается на встречу с коллегами: пропевает отрывки из песен, стучит сапогами по дощатому полу сельского клуба, выкладывает на рабочий стол татарский курай и домру. Сам же при этом не расстается с любимой двухрядкой. Чагвар Абузарович уважает все инструменты: знает, как обращаться с тальянкой, аккордеоном, баяном, балалайкой, фортепиано, мандолиной, гитарой, бас-гитарой, скрипкой, ударными, но именно о двухрядке отзывается самыми нежными словами:

— Гармонь — молитва моя, хлеб мой.

Неохватную любовь к музыке ему передали родные. Дед, обучавшийся в медресе, ловко водил смычком по струнам старенькой скрипки. Матушка, разбиравшаяся в арабской вязи, виртуозно растягивала меха. Непреодолимую тягу к познанию нового Чагвар связывает с погибшим в младенчестве братом-двойняшкой. Мол, за двоих теперь старается, и все мало.

— Когда родители уходили на сенокос, мы со старшим братом Анваром оставались дома под присмотром деда и устраивали представление: он «ездил» на стуле, как на тракторе, я перед зеркалом «играл» на разрисованной дощечке, будто на гармошке, — рассказывает артист.

Его первым настоящим инструментом стала гармонь на 12 кнопочек. Чагвар до сих пор помнит цену сего подарка: 40 рублей — солидное пожертвование. Играть учился по потрепанному, с большим трудом добытому самоучителю. Спустя пару лет родители приобрели баян за 110 рублей, которому дивился весь Янтык. Охочий до внимания подросток сразу стал звездой деревни: ни один праздник без него не обходился. Не зная нотной грамоты в положенном объеме, после окончания школы он умудрился поступить в Тюменское музучилище на отделение народных инструментов, правда, не к баянистам, а балалаечникам.

Где только не побывал и что не освоил за минувшие десятилетия! Играл в знаменитом Тюменском оркестре русских народных инструментов имени Леонида Беззубова, служил в ракетных войсках стратегического назначения в Перми, получал высшее образование в Тобольском педагогическом институте, 26 лет преподавал историю, немецкий язык и рисование янтыковским ребятишкам, с супругой Гульшат возрождал Центр татарской культуры в региональном центре.

Во многих населенных пунктах Тюменского района Касимов основал крепкие фольклорные коллективы. Они работают до сих пор, уже без его участия. Последние шесть лет наш герой занимается с тремя ансамблями в Муллашинском сельском клубе, куда ездит за 60 километров от дома. «Пышны» (в названии угадывается река Пышма, и это правда) — чисто татарский семейный коллектив. В «Хозяюшках» собрались русские, татарские и чувашские женщины. Недавно энергичный маэстро собрал в «Дуван» местных мальчишек. А еще он мечтает спеться с учителями, но в учебном сезоне те сильно загружены.

С муллашинскими вокалистами Чагвар Абузарович побывал на гастролях в Тобольске, Кургане, Екатеринбурге, Томске, Красноярске, Ульяновске, Пензе, Самаре, Крыму. Много раз выезжали в Казань. В феврале, как раз до введения режима ограничений, Касимова снова туда пригласили, чтобы он дал мастер-класс по отбиванию сибирских дробей артистам Государственного ансамбля песни и танца Республики Татарстан. Казанцы собирались в Тюмень с ответным визитом, но планы нарушил коронавирус.

«Ручеек» бежит

Имя Чагвар с арабского переводится как «ручеек». Смеется Касимов действительно звонко. А где энергию берет для каждодневных культурных подвигов, бесконечных поездок и житейской суеты?

— Да точно вам говорю: за двоих живу — за себя и брата. Надо вертеться, а сидеть на одном месте скучно, — философствует музыкант-виртуоз.

В его записной книжке полный порядок с планами на ближайшее будущее. Во-первых, после пандемии посетить Заболотье, где мелодии под гармонь давно ждут жители дальних Ачир и Лайтамака. Во-вторых, выбраться на малую родину отца в Глазовском районе Удмуртии — туда, где когда-то стояла деревня Малые Парзи. Каждый июнь на так называемые дни памяти здесь обычно собираются Касимовы — родственники со всей страны, а это не меньше тысячи человек. В-третьих, дописать книгу «Кто я?» — впечатлений за всю жизнь накопилось достаточно. Каждодневные заботы Чагвар не перечисляет. Он помнит про них всегда: петь, танцевать, сочинять и играть.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here