Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет

0
767

Наш легендарный земляк А. Г. Никитен­ко, посвятивший всю жизнь патриотичес­кой работе и борьбе с фашистской идеологией, часто говорил о глубоком понимании бытия, человеческой душе, нравственности. Он не уставал повторять, что у нас нет единственного мораль­ного права — забывать свою историю. Сей­час слова Анатолия Григорьевича особен­но актуальны. Силы для схватки с фашиз­мом наши воины черпают у истоков памя­ти о мужестве дедов и прадедов, об их подвиге во имя Родины.

Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет
Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет

Ополченцы приняли эстафету у героев сороковых, и теперь уже нынешнее поколение славных воинов создает летопись Донбасса в окопах и блиндажах, измеряя цену свободы от нацистов невосполнимыми утратами, длиной фронтовых дорог и патронных лент. Благодаря самоотвержен­ности защитников республики, мы сегод­ня живем в почти не пострадавшем горо­де, под мирным небом. Стойкости и отва­ги ребят хватит, чтобы освободить из тис­ков врага остальные оккупированные тер­ритории ЛHP.

Победа будет за нами, а горькие уроки войны сделают нас силь­нее. Политый кровью и потом, путь к этой священной цели ляжет в основу нашей но­вейшей истории. Теперь жители Изварино точно знают, что ад на земле существует. Этим летом в огнен­ном пекле горел их родной поселок. По пре­ступному приказу киевской хунты границу с Россией на краснодонском участке украинская армия собиралась закрыть, не выбирая методов борь­бы.

Близлежащие населенные пункты подле­жали тотальному уничтожению. На прорыв стратегически важного направления против­ник бросил 72-ю механизированную бригаду нацгвардии — тысячи бойцов, сотни единиц бронетехники и систем залпового огня. Силы карателей в разы превосходили более чем скромный резерв защитников Краснодона. При том, что нацисты практически сразу за­няли господствующие высоты «174», «194» и «202,4», исход битвы казался украм решенным. Наши ребята постановили: стоять до после­днего бойца, но — ни шагу назад.

Отступить — значило отдать врагу на расправу беззащитных земляков, позволить фашистам разрушить родные города и поселки. Славяне — народ из особого замеса, не поступали так никогда. Под Краснодоном враги узнали истинную цену мужеству ополченцев. За боевой опыт оккупанты заплатили жизнями трех тысяч солдат и офицеров, потерей 125 танков и БМП. Почти все, кто пришел на нашу землю, чтобы убивать, полегли в эту землю.

Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет
Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет

Лишь единицам вояк удалось прорваться к своим или сдаться в плен. Ликвидация изваринского (южного) «котла» стала одной самых масштабных спецопераций на территории республики. Причем, ее не разрабатывали над картами штабные генералы. В режиме реального времени и постоянно меняющейся оперативной обстановки фронтовые задачи решали вчерашние шахтеры, водители, строители.

На стороне народного ополчения Донбасса сыграла грамотная, своевременная разведывательная работа. Ребята знали, что противник нападает подло и бьет по самому больному — по жилым домам, по школам, детским садам, больницам. Потому спрос с дежурного наряда был особый. Любая передислокация укров могла означать начало их наступления. От внимания наших бойцов не ушел маневр колонны ВСУ со стороны Провальских степей, который и послужил для краснодонцев сигналом к началу активных боевых действий. Раскаленный июль 2014-го вступал в свои права…

Изваринский гарнизон, которому предстояло первым принять на себя мощнейший удар танкового «кулака» нацгвардии, на тот момент возглавлял М.С. Мартаков с позывным «105-й». Находясь в непосредственном подчинении у тогдашнего министра обороны ДНР Стрелкова, Максим Станиславович попросил подкрепления у дончан. Основные события в соседней республике как раз развивались вокруг многострадальных Славянска и Краматорска.

Стрелковцы вынуждены были временно оставить осаждаемые города. Но, несмотря на критичность собственного положения, подчиненные «Бабая», «Динга», «Ростова» нашли возможность поддержать краснодонцев. По мере возможности, к нашему участку границы стали пробираться группы подкрепления. В несколько заходов Стрелков перебросил в наш район более 400 лучших своих людей. Вместе с изваринским гарнизоном и дончанами костяк ударной силы ополчения составили бой­цы батальонов «Русь», «Моджахед» и артиллерийского ди­визиона «Герат».

Они вступили в бой в самый «горячий» момент сражения, когда на передовой в прямом смысле сло­ва решалась судьба всего региона, судьба каждого из нас. В тот день хунта, уже неоднократно пытавшаяся войти в город, предприняла третью попытку танкового прорыва. Перейдя в наступление, вражеская пехота и 6poнетехника были готовы смести все на своем пути. Перекрестный огонь артиллерии не стихал несколько часов подряд.

Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет
Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет

Защитники Краснодона мобилизовали все силы. Наскоро сооруженные укрепления стали для них плацдармом для мощного контрудара по окку­пантам. Минимум вооружения, с которым шли в атаку наши батальоны, сработал по максимуму. Сутки напролет оттачи­вал военную тактику и стратегию отряд на­родного ополчения «Витязь» под руковод­ством Дмитрия Владимировича Елисеева. В его подразделениях «Русь» и «Моджа­хед» нашлись ребята, освоившие работу с пусковыми установками для противотан­ковых управляемых ракет.

Со 100%-ной меткостью отработали полковые стрелки из трофейных ми­нометов, УТЕСов, Д-30 и другого крупнокалиберного дальнобойного оружия. За тот месяц, что 72-я бригада сто­яла под Изварино, наши бойцы получили большой опыт унич­тожения вражеской техники. Каждую их вылазку к позициям оккупантов, каждое боестолкновение можно сравнить с выд­вижением на минное поле. Приходилось преодолевать укроповские посты, маневрировать среди сигнальных мин, про­скальзывать мимо тепловизионных устройств.

На стороне Д.В. Елисеева и его ребят работали безграничная смелость и крепкий боевой дух. При первом же пробном проходе к позициям врага ополченцы из «Витязя» сожгли БТР, танк и палатку управления, где находились наводчики артиллерийской батареи. В решающем сражении боевые машины укров вспыхивали как факелы одна за другой. Не спасла фашистов и попытка пойти ва-банк. Мост, по которому они устремились в город, был предусмотрительно заминирован нашими бойцами и взорван прямо под гусеницами тяжелой техники.

Завершив тактическое окружение карателей, краснодонцы полностью сломили их сопротивление. Бегство «жидких» остатков бригады ВСУ было позорным. Горстка недобитых нациков смоталась с позиций фактически за одну ночь.

Изваринский гарнизон и отряд народного ополчения «Витязь» гнали противника до Красного Партизана. Здесь наши ребята соединились с подразделением командира местных ополченцев «Рима» и завершили разгром вражеской группировки. Те укры, что при отступлении заблудились в полях, попали в плен. Один из водите-лей-механиков ВСУ сдался добровольно. После этого мужчина, по его собственному признанию, почувствовал себя человеком, отъелся, помылся, попал в нормальные бытовые условия. Факты, о которых он рассказал в ходе допросов, лишь подтвердили информацию ополченцев о том, что киевская хунта поставила себе цель уничтожить Донбасс, раз не смогла подчинить его своей воле.

Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет
Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет

По свидетельствам пленного бойца, батареи танков и градов 72-й бригады вели огонь по заданным координатам, даже не выясняя, по каким объектам стреляют. А попадали ведь в дома, храмы, общественные учреждения. Подтверждение этому в Изварино встречаем повсеместно. Груды осколков вывозили посельчане со своих дворов после возвращения из эвакуации. Многие строения серьезно пострадали. Жилье некоторых изваринцев восстановлению не подлежит.

Не жалея боеприпасов, «поливали» нацисты штаб Изваринского гарнизона. Начальник штаба С.И. Кузьмин, известный под позывным «Охотник», рассказывает, что тогда были ранены несколько бойцов. Все «трехсотые» после курса лечения вернулись в строй. Потерь убитыми во время изваринской операции не нашей стороне удалось избежать. Сам Сергей Иванович приложил максимум усилий, чтобы сохранить личный состав: тщательно организовывал и контролировал подготовку подразделений.

Опыт в этом деле к тому моменту у «Охотника» был солидный. Когда началась оборона Краматорска и Славянска, он охранял «дорогу жизни» на одном из блокпостов в районе Дмитровки. По ней из штурмуемых городов выби­рались беженцы, доставлялись в донецкие больницы ране­ные. Тяжелой технике врага С.И. Кузьмин и его товарищи могли противопоставить лишь охотничьи ружья и один на четверых пистолет.

С этим арсеналом они не побоялись всту­пить в бой с разведротой врага на трех БМП. Ребята умудри­лись «зацепить» прицельным выстрелом одного из нацгвардейцев. Укры, не страдающие особой храбростью и желани­ем погибать за идею, прекратили огонь и рванули с места событий от греха подальше. Когда «Охотник» прибыл на по­мощь краснодонцам и рассказал о пройденном боевом пути, местные ополченцы сделали однозначный вывод: свой па­рень, споемся.

Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет
Изваринский котел: кто с мечом к нам придет, то тот меча и погибнет

После выполнения задачи по ликвидации изваринского «котла» С.И. Кузьмин остался служить в нашем городе, получил назначение на должность начштаба воен­ной полиции Краснодона и Краснодонского района. Возглавил подразделение М.С. Мартаков, его боевым заместителем стал С.И. Мартаков. Отец и сын заслужили доверие руководства и земляков воинский доблестью и проявлением лучших человеческих качеств. Командиры, прошедшие при обороне города все круги ада, после изгнания фашистов взялись за обеспечение порядка и социальной справедливости в мирной жизни Краснодонщины.

Как только стихли залпы орудий, военная полиция совместно с отрядом народного ополчения «Витязь» занялись нормализацией гуманитарной обстановки в регионе. Продукты, медикаменты поступили во все детские и медицинские учреждения. Ополченцы внесли большой вклад в восстановление пострадавшей инфраструктуры. Помогали латать кровли, дыры в домах и хозпостройках. Не все объекты, к сожалению, можно отстроить сразу.

Жуткую картину представляют собой руины Власовской птицефабрики. По ней 72-я бригада ВСУ производила пристрелку. Предприятие, обеспечивавшее краснодонцев рабочими местами и качественной продукцией на прилавках, уничтожено цинично и жестоко. Когда нацистов выбили из этого района, бойцы Д.В. Елисеева обнаружили склад документов, подтверждающих преступные планы украинских военных.

Вводные для нацгвардейцев изобиловали координатами целей, которые нужно сравнять с землей. Среди них — школы, социальные объекты, изваринская церковь. Эта находка стала для «Витязя» и Изваринского гарнизона одним из главных мотивов для тотальной зачистки южного «котла». Хладнокровные убийцы, собиравшиеся без колебаний разбомбить 100-тысячную Краснодонщину, не заслуживают другой участи.

Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. С подобной жгучей решимостью участники июльских событий на Изварино сегодня охраняют уже другие, не менее «огнеопасные» рубежи. Ребятам по-прежнему противостоят огромные силы вооруженного до зубов противника, но они твердо знают: когда за спиной родные просторы, идти нужно только вперед!