ИГИЛ в Херсоне — будни украинского терроризма

0
666

Херсонская область: «Людей убивают. Грабят. Насилуют. Бардак»

Турецкое ханство в Херсонской области промышляет мародёрством. Военная техника и вооружения ВСУ могут достаться исламистам. Продолжается расхищение оборудования Северо-Крымского канала. Юг Херсонской области остаётся без воды.

Украина не сможет противостоять террористическим атакам. Действия киевского режима также можно считать терроризмом. Исправить ситуацию можно только в случае, если Россия и Европа объединят усилия при наведении порядка на территориях посреди континента.

Херсон

О Херсоне и Украине, с болью в голосе, дважды народный депутат Алексей Журавко поведал обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову.

Валентин Филиппов:  Добрый день, Алексей!

Алексей Журавко:   Добрый день!

Валентин Филиппов: Алексей, я вот наблюдаю, в сторону юга Херсонской области потянулись комплексы С-300. Вспоминаю, как летом 2014 «Буки»  потянулись на Восток. Они там не собьют какой-нибудь «боинг»? Случайно….

Алексей Журавко: Вы знаете, от них можно всё, что хочешь ожидать….

Валентин Филиппов:  То есть, накопление вооружённых сил на юге Херсонской области, оно может привести….  

Алексей Журавко:  Может привести к провокациям определённым. И всё для этого, в принципе, делается.

Валентин Филиппов: Накопление большого количества вооружений в Херсоне, при том, что там идёт разговор о создании какой-то официальной или не официальной автономии, ханства турецкого, оно не приведёт к тому, что все эти вооружения могут попасть в руки именно этого нового образования?

Алексей Журавко:  Я Вам хочу сказать, я этого момента не исключаю. Всё может быть. Сегодня Херсонская область не контролируется. Есть проблемы большие. Поэтому, власть сегодня не влияет на ситуацию уже, которая происходит в Херсонской области.

Валентин Филиппов: Киевский режим, он умудряется принимать разные решения, в том числе и технические. И я с печалью наблюдаю, мне кажется, что они развалят инфраструктуру. Очень серьёзно и очень на годы. На удивление, им это удаётся. Вот, разваливать им, на удивление, удаётся. Несмотря на то, что они не контролируют территорию. 

Алексей Журавко:  Всё то, что происходит негативное, скажется для Херсонской области большой проблемой, и большой трагедией. Если так дальше это всё будет продолжаться. Давайте посмотрим, Северо-Крымский канал на сегодняшний день практически обезвожен. Это что обозначает? Вся дренажная система испортится. Во-вторых, если заполнить Северо-Крымский канал, сегодня он рассохся, и вода будет уходить очень быстро. Дальше, сегодня внутреннее пополнение подземных вод не идёт — потому что это каскадная линия.

Теперь, если даже они додумаются заполнить оросительную систему, то будет проблема в энергозатратах. Очень большая. Таких бюджетных денег, чтобы покрыть убытки, и переизбыток электричества будет очень большой. Потому что насосы будут качать, а вода будет уходить. В этом проблема.

И основная проблема — то, что вода не будет доходить до полей. Так как она будет исчезать практически полностью в канале. Канал рассохся. Я недавно выложил фотографии и видео, что на самом деле происходит. Плюс к этому – расхищение канала. То есть, плиты воруются. Двигатели воруются. Провода воруются.

Валентин Филиппов: А там же цветной металл в двигателях? Да? 

Алексей Журавко:  Ну, конечно, цветной металл. А как Вы думаете?

Валентин Филиппов: У, как интересно. Ну, так их украдут. 

Алексей Журавко:  Так их и крадут, на самом деле. Всё уже. Страна просто не понимает, сколько денег необходимо для того, чтоб его восстановить. Ну, ломать – не строить.

Валентин Филиппов: Я помню, даже в мирные времена, вот у нас, в Одессе, считалось, что обесточивать лифты нельзя, вообще. По возможности, не обесточивать, потому, что тут же кто-то двигатель ворует. А вот пока он под напряжением — его не трогают. А иначе – растащат сразу. 

Алексей Журавко:  Да, дело в том, что Вы знаете, Вы смеётесь. А уже тащат.   Мародёрство уже идёт. Полным ходом. Я недавно писал и говорил. В Донецке война идёт, на самом деле, война и у нас, в Херсонской области идёт. Только она закрытого характера. Разворовывается. Людей убивают. Грабят. Насилуют. Бардак, одним словом.

Валентин Филиппов: Виден ли выход из данной ситуации? 

Алексей Журавко: Виден.

Валентин Филиппов:  Откуда?

Алексей Журавко: Если Россия и Европа объединится вместе против того зла, которое сегодня надвигается на старую Европу, на Центральную Европу.  Это Украина, назовём так. Только так можно спасти и избавиться от этой нечисти. А самое главное, наверное, народ должен задуматься, что сегодняшняя власть все делает для того, чтобы война продолжилась

Валентин Филиппов: А Вы не переживаете, что даже Российская Федерация, да и Европа будет бороться с таким злом, как Украина простой блокадой, к примеру. То есть, какую-то буферную зону сделают и будет брошена эта территория на самоперегнивание.

Алексей Журавко:  Если Вы говорите «на самоперегнивание», то этот весь гнойник скажется и на Европе, и на России. Как бы мы не хотели, как бы не думали, оно все равно выйдет за пределы Украины.

Давайте так. Последние теракты посмотри, которые страшные произошли в Европе. Ведь Россия предупреждала, чем это закончится. Что такое А-Нусра, что за такие организации радикальные, исламистские. И Украину-то сегодня исламистами пополняют. Сегодня татарские батальоны растут как грибы на приграничной зоне. Вы что, хотите сказать, оно не скажется?

Херсон

Валентин Филиппов:   Проблема вот этого ханства — на каком там всё этапе? Они, в какой-то мере, построили свои структуры?

Алексей Журавко: Ну да. У них мощно сегодня строятся структуры. Ислямов контролируют эти вопросы.

Валентин Филиппов:  Но мы понимаем, что любой такой анклав, любой город, даже если без национального окраса говорить. Любой населенный пункт – это бизнес-проект. То есть, должна существовать какая-то экономическая деятельность этого региона. За счет чего система жизнеобеспечения, градообразующая деятельность вот этого ханства, ханствообразующая деятельность?

Алексей Журавко:  Никто об этом не думает. Ни о пропитании, ни об их жизнедеятельности. Никто не думает о Херсонской области, чтобы она работала. Все сегодня делается для того, чтобы насолить России. И проблема, на самом деле, в зарабатывании денег — она исчезнет, они пойдут по домам грабить, они будут мародерничать, беспредельничать. Поэтому, на жизнь они себе накопают. А вот что делать в приграничной зоне? Это делается специально для того, чтобы создать невыносимые позиции для Крыма.

Валентин Филиппов:   Создается это ханство назло России. Но в Крыму — достаточно крупная группировка. Наверное, это не очень разумно жить грабежом и набегами в сторону более сильного противника. А если из этого ханства набеги делать на Киев, к примеру, да?

Алексей Журавко: Та нет. Будет грабиться, на самом деле не Киев, а сегодня будет грабиться Херсонская область. Ну, где Киев, где Херсон?

Валентин Филиппов:   Я условно говорю Киев. В ту сторону.

Алексей Журавко:  А я условно говорю, что когда очистят весь Херсон и последнее дерево вырубят. Вот тогда, может быть, пойдут на Киев. Вот и все.

Валентин Филиппов: В общем, перспективы такие не очень…. Я всегда надеялся, что Украину удастся спасти, а на сегодняшний день у меня такое ощущение, что её, конечно, спасут, но она к тому времени будет выжженной землей пустой.  

Алексей Журавко: К этому все идет. Вот мы с Вами и делаем доброе дело, пытаемся объяснить людям, гражданам Херсонской области, это заигрывание с такими, будем говорить – лже-татарами, закончится печально.

Валентин Филиппов:  Я тут хожу по улицам, заезжаю в Симферополь, в некоторые поселки и вижу: татары все здесь, я не знаю, кто там.

Алексей Журавко: У нас есть татары в Херсонской области. Но это большая часть татар, которые не хотят войны. Они борются сегодня за выживание и занимаются земледелием. Поэтому, в данный момент, всё остальное завозное, привозное. И херсонские татары, насколько знаю, владею информацией, они ни в коем случае не хотят идти на войну.

Валентин Филиппов:   Вот эти страшные теракты в Брюсселе. Ну, Европа, как всегда, цивилизованный мир, как всегда, замечает теракты только у себя. Не кажется ли Вам, что Украина тоже может стать объектом терроризма? И сумеет ли сегодняшний киевский режим как-то противостоять террористической угрозе?

Алексей Журавко:  На самом деле, нет у Киева возможности противостоять. Лебедь, рак и щука. Порошенко на ситуацию не влияет. Силовики деморализованы. Специалистов практически всех повыгоняли. Это очень будет сложно сделать, чтобы было какое-нибудь противостояние этому злу. Я глубоко убежден, пока  сегодняшнее правительство кровавое, и в том числе кровавый президент, руководит Украиной, нас ничего хорошего не ждет.

Ну, еще возьмите, что у нас есть атомные станции, ГЭС есть, электростанции. Может это закончится все печально. Можно по-разному расценивать теракты. Ну, вот ТВЭЛы хотят американские завезти, поставить, уже попытались поставить.

Валентин Филиппов:  Это само по себе теракт.

Алексей Журавко: Это само по себе теракт, так как эти ТВЭЛы   несовместимы. Страна ввергается в хаос. Давайте возьмем ту же самую Херсонскую область, когда сегодня хотят две тысячи человек заключенных выпустить мгновенно. Вообще, вдумайтесь, что будет происходить, и как это всё вычищать, наводить порядок, сегодняшняя власть не понимает. Не понимает, к чему она приводит Херсонскую область.

Теперь вернемся обратно.

С водой проблема. Ведь мы все помним историю кто сажал этот лес в Цюрюпинске. И вот, если сегодня не построить немедленно две крупных подстанции, которые будут распределять электроэнергию, не отремонтировать шлюзы, каналы Северо-крымского канала у нас возникнет проблема.

Мы вернемся в пустыню.

И об этом никто не говорит.

Потом, давайте возьмём еще пример, глубже. Это Каховская ГЭС. Об этом тоже никто не говорит. И она мало охраняемая. Деньги на ремонты не выделяются. Зато мы С-300 перевозим, зато мы содержим 17 тысяч человек живой силы в Цурюпинском, Каланчакском, Новотроицком, Геническом. Их же надо содержать, зарплату платить. Надо топливо покупать. Никто не думает о пенсионерах, никто не думает об инфраструктуре специальной. Это очень большая проблема. И, если оно в один прекрасный день рванет, его погасить очень будет тяжело. Понимаете?

Поэтому, когда я говорил, что Крым не сильно пострадает от блокады, а Херсонская область пострадает, надо мной все смеялись. А мы к этому идем. Вот я в фейсбуке выложил фотографии, я там выложил и видео, что  происходит с каналом, это страшные вещи. У меня лично болит душа, мне очень тяжело об этом говорить.

Знаете, мне даже хочется вернуться, чтоб там со мной ни произошло.

Ну, хоть что-то попытаться ради спасения того, что есть, потому что, я считаю, что светлое должно что-то настать. И человек, живущий в Херсонской области, каждый должен задуматься, что они творят и кого они поддерживают, и к чему это приведёт.

Это страх, это коллапс.

Валентин Филиппов: Ой, Алексей. Единственное, что могу сказать, — Вы не торопитесь, вернёмся все вместе. Всё отстроим. Не надо резких движений.

Алексей Журавко:  Я высказываю свое личное мнение.

Валентин Филиппов:   Я его уважаю. Ну ладно. Спасибо. Счастливо Вам.

Алексей Журавко:  Спасибо и Вам.

Валентин Филиппов: Я желаю Вам счастья в Вашей Херсонской области. И чтобы всё утряслось.  Если не сегодня, то хотя бы при нашей жизни.

Алексей Журавко: Спасибо Вам большое.