Я должен был поехать на Донбасс, чтоб рассказать правду, — испанский писатель

0
116

 

Презентация книги «Из окопов Украины» (Desde las trincheras de Ucrania), посвященная событиям в Донбассе, прошла недавно в Мадриде; ее автор испанец Элой Фонтан (книга написана под псевдонимом полковник Баррейрос), рассказал в интервью РИА Новости, что изначально ехал в Донбасс не для того, чтобы участвовать в военных действиях на стороне ополчения, а чтобы «рассказать правду» и «остановить холодную войну в СМИ» ,пишет http://novorossia-news.com/.

Существует ли правда о войне?

Фонтан — тракторист, сейчас он работает в поле — пашет. Но это не единственная его профессия. В течение пяти лет он преподавал испанский язык в двух российских университетах: в Удмуртском государственном университете в Ижевске и в Пятигорском государственном университете. Иногда писал о происходящем в России для испанских изданий. Начало войны в Донбассе изменило его планы. Сам он признается, что решение поехать в Донбасс принял после трагедии 2 мая 2014 года в Доме профсоюзов в Одессе, где погибли 48 человек.

«Когда началась война, я сказал себе: я должен туда поехать, чтобы рассказать о ней так, как реально происходят события, а не так, как об этом рассказывают СМИ в Испании», — говорит Фонтан. Никакого военного опыта до Донбасса у него не было. «Я даже в армии не служил», — смеется он.

Фото из личного архива Элоя Фонтана

Задачи встать на чью-либо сторону в украинском конфликте или тем более принимать участие в боевых действиях на стороне ополчения изначально Фонтан не ставил. Просто то, как показывали украинский конфликт российские СМИ, абсолютно не совпадало с тем, что он читал в испанской прессе. «Я видел, что Россия не агрессор, что было вмешательство со стороны Запада в события на Украине, в создание нового незаконного правительства.

Моей целью было поехать, посмотреть, „обезвредить» новую холодную войну, которую мы сейчас переживаем», — говорит Фонтан. «Холодной войной» он называет то, как трактуются одни и те же события в России, в странах Запада, на Украине.

В предисловии к книге полковник Баррейрос пишет, что не ставит задачу «раскрыть правду о войне на Украине, о том, что происходит в Киеве, в  Луганской и Донецкой народных республиках, или о тех отношениях, которые поддерживают эти правительства со своими союзниками».

«Это скорее разоблачения, написанные снизу, из окопа, шестеренок СМИ, которые подпитывают войну и позицию, которую мы, западные страны, заняли в ней. Надеюсь, что она также вобьет клин в медийную стену, которая отделяет Европейский Союз и Россию», — пишет Фонтан.

В Луганске он оказался впервые в самые сложные месяцы: летом 2014 года. И в какой-то момент был там единственным западным журналистом. 17 июня 2014 года погибли корреспондент ВГТРК Игорь Корнелюк и звукорежиссёр Антон Волошин. Никто в этих условиях не мог гарантировать безопасность журналистам, и они уехали.

«Помню один очень показательный момент. Я однажды разговаривал с редакцией газеты El Pa?s, предлагал отправить им фотографии, рассказать, что происходит. Когда я им отправил фотографии с ранеными в результате украинской бомбардировки, они просто повесили трубку, не сказав ни „до свидания», ни „спасибо». Это как будто ты переворачиваешь страницу, а на следующей написано: „На самом деле мир устроен так». СМИ не говорят правду, они говорят то, что хочет начальство. В тот момент из Луганска выехали все журналисты, я был единственным западным журналистом. И этим не воспользовались, потому что не были заинтересованы в публикации того, что я рассказывал», — говорит Фонтан.

Конечно, не все западные журналисты оказались вовлечены в эту «холодную войну». Элой вспоминает одного австрийского журналиста, с которым он познакомился в Донбассе, и который, на его взгляд, объективно писал о происходившем. Проблема в том, что все объективные репортажи печатались только в небольших изданиях. Ни одно из крупных мировых СМИ, на его взгляд, не смогло сохранить объективность, рассказывая о гражданской войне на Украине.

Сам он считает: несмотря на то, что оказался на стороне ополченцев, ему удавалось сохранять нейтралитет. «Я пытался быть максимально нейтральным, но при этом всегда апеллировал к ответственности Запада в конфликте. Как западный журналист, который говорит по-русски, я должен был делать именно это», — признается Фонтан.

Во время своих поездок в Донбасс Фонтан встретил людей разных политических взглядов, разных национальностей — в основном граждане стран бывшего СССР, но были и бразильцы, чехи, немцы, французы, чилийцы, испанцы, итальянцы… Их всех объединяло одно: они хотели «защитить власть народа, выступали за власть без олигархов».

Не нейтральная Испания

Нескольких испанцев, которые побывали в ЛНР и ДНР, задержали в Испании в 2015 году, состоялся суд, но за недостатком улик все обвинения были сняты. «Правительство Испании и испанское правосудие продемонстрировали: есть повод задерживать людей, которые отправляются в другие страны участвовать в военных действиях, даже если они это делают из личных убеждений. С точки зрения испанской юрисдикции это законно, но я не считаю это правильным», — говорит Элой.

При этом есть свидетельства, что на противоположной стороне также воевали граждане Испании, в соцсетях появлялись их фотографии. Никаких мер в отношении них предпринято не было.

Испанцев, которые ездили в Донбасс (сами они факт участия в боевых действиях не признали), обвиняли в нарушении закона о нейтралитете Испании в военных конфликтах. Но о каком нейтралитете может идти речь, если власти Испании отправляли помощь украинскому правительству и «участвовали в информационной войне»? «Когда вошел первый российский конвой с гуманитарной помощью, Рахой (премьер Испании Мариано Рахой) заявил, что это своего рода „террористический конвой». Поддерживать институты, членом которых является Испания: ЕС, НАТО, Запад в целом — тоже вмешательство в конфликт, пусть и не прямое. Испания не нейтральна в этом конфликте», — уверен Фонтан.

В Испании гражданская война закончилась почти 80 лет назад, но до сих пор эта тема не закрыта. Сколько же должно смениться поколений, чтобы наступило примирение в обществе, пережившем страшную трагедию гражданской войны?

«Испания — вторая страна в мире с самым большим числом пропавших без вести и похороненных в братских могилах после Камбоджи. Не произошло оценки исторических событий, не было исторического суда над тем, чем был фашизм в Испании. Без суда не может быть прощения и примирения. Могут пройти века, а примирение не состоится», — считает Элой.

Когда и чем закончится конфликт на Украине? Сколько времени понадобится украинскому обществу, России и Украине, чтобы помириться? На эти вопросы у Элоя нет ответа. Но это, по его мнению, произойдет в одном случае — если поколение «начнет предпринимать шаги в правильном направлении, понимая, что жертвы по обе стороны конфликта — это именно жертвы».

Источник