Грег Ван Авермат о кризисе, тренировках и переносах велогонок

0
67

  34-летний велогонщик команды CCC Грег Ван Авермат в отличие от многих велогонщиков пелотона, живя в Бельгии, может выезжать на тренировки, но, как и все, он с нетерпением ждёт возвращение в гонки. Во время пресс-конференции по телефону он рассказал, как проводит время дома во время вынужденного перерыва, как отреагировал на перенос Олимпийских игр на 2021 год, каким видит окончание велосезона этого года.

Грег Ван Авермат о кризисе, тренировках и переносах велогонок

— Грег, как проводишь время дома?

— Ну, в Бельгии нет полной изоляции. Больницы довольно хорошо справляются и не переполнены, в отличие от Италии или Испании. Мы всё ещё можем выходить на улицу, делать упражнения в одиночку. Правительство даже рекомендует людям выходить и заниматься спортом (но по одному). Так что в Бельгии нам повезло. Жизнь в стране замедлилась, но до известной степени в моей ежедневной жизни это не слишком чувствуется. Самая большая разница в том, что мы не едем на велогонки, что я много времени разговариваю с журналистами дома, стараюсь давать им точку зрения спортсмена на постоянно меняющуюся ситуацию. А ещё я стараюсь как можно больше времени проводить с детьми и заниматься домашними делами. Если честно, дни проходят очень быстро. Но нам надо быть внимательными и надеяться, что рано или поздно всё это закончится, и мы сможем поставить несколько целей на конец сезона.

— Какие тренировки проводишь?

— В основном на выносливость. Выезжал несколько раз на маунтинбайке, искал новые дороги в окрестностях. Мне это нравится, да и погода была хорошей. Чаще всего мне просто хочется выезжать на велосипеде, чтобы мог чувствовать себя здоровым.

— Как в Бельгии ощущается отсутствие весенних классик?

— Для всех нас это тяжело. Я воочию наблюдаю, что их всем не хватает. По телевизору или в интернете показывают много старых велогонок. И эти показы очень популярны. Мне самому нравится смотреть старые велогонки. Обычно я не часто смотрю их, но, возможно, мне это надо, потому что могу извлечь уроки. Когда выезжаю на тренировки, чувствую огромную поддержку. Люди часто кричат мне, что надеются на скорое возобновление велогонок. В каком-то смысле люди сейчас стали дружелюбнее.

— Проводится много виртуальных велогонок, в это воскресенье состоится виртуальный Тур Фландрии. Ты будешь участвовать в каких-то из виртуальных гонок?

— В общем-то, я не большой фанат виртуального велоспорта, потому что люблю настоящие ощущения – поиск позиции, ветер, разные факторы стресса. Всё это очень важно на Туре Фландрии, но, конечно, я могу понять привлекательность новых технологий, которые становятся всё лучше и лучше. Да, я приму участие в виртуальном Туре Фландрии. Думаю, сейчас важно поддержать гонки и болельщиков. Это даёт нам ощущение предвкушения!

— Как действующий олимпийский чемпион, ты был настроен защищать титул. Тяжело ли было увидеть, что соревнования отложены?

— Конечно. Я очень надеялся, что Игры всё-таки состоятся, но потом настал момент, когда стало понятно, что это невозможно. Я очень их ждал. Мне нравится дистанция, и то, что Олимпиада проводится после классик и Тур де Франс, давало мне надежду, что я смогу быть в хорошей форме. Теперь же посмотрим. Я становлюсь старше, надо будет посмотреть, как всё получится.

— В некотором смысле ты, возможно, можешь быть единственным, кто рад, что Олимпиада откладывается, потому что теперь сможешь быть олимпийским чемпионом пять лет!

— Да, многие мне это говорили, но на самом деле это просто показало бы недостаток амбиций. Я выиграл, хочу защитить титул. Победа на Олимпиаде очень изменила мою жизнь, потому что она намного больше, чем велоспорт.

— А что сложнее, отсутствие классик или Олимпиады?

— Трудный вопрос, не думаю, что смогу ответить на него. И классики, и Олимпиада важны. Это не Гранд-тур, который гонщик может выбирать каждый год. Если и есть урок, который велогонщики могут извлечь из этой ситуации, так это то, что нельзя всё принимать как должное. У нас короткие карьеры, мы должны всегда бороться с максимальной отдачей! Надеюсь, что придёт время, когда мы сможем возобновить сезон. Но это решение за ответственными лицами.

— Как думаешь, какие велогонки после возобновления сезона должны получить  приоритет, ведь очень много гонок в календаре придётся переставить?

— Трудно сказать. Очень надеюсь на Тур де Франс. Если его отменят, и нам, и спонсорам будет сложно. UCI нужно изучить календарь, чтобы понять, какие гонки можно провести в другое время. Некоторые гонки организаторы не могут переставить. Я дружу с организаторами E3, они мне сказали, что не смогут провести гонку в конце года, а потом организовать ещё одну в начале следующего сезона. У них просто не будет бюджета. Не все организаторы хотят переносить гонки. Но было бы великолепно, если бы такие Монументы как Милан-Сан-Ремо, Тур Фландрии,  Париж-Рубэ прошли в конце года, если это возможно. Было бы отлично, если у этих гонок не появится в списке выпусков пустой год. Мы обязательно должны проехать их в конце года. Все этого хотят. Мы должны показать наших спонсоров, они в этом нуждаются.

— Можешь представить Тур Фландрии или Париж-Рубэ осенью? Что и как это  может в них изменить?

— Сейчас представить не могу, но мы должны. Что изменит? И весной, и осенью погода может быть плохой. На самом деле, самой большой разницей будет то, что осенью у гонщиков в ногах будут Гранд-туры. Некоторые из них выходят сильнее остальных, а другим труднее восстанавливаться. Но сильные гонщики всегда  готовы. Может оказаться, что тяжело подготовиться к трём трёхнедельным велогонкам в конце года. Но считаю, что для гонщиков-классиков важно получить возможность. Думаю, в сезоне потерь больше у классиков, чем у гонщиков на Гранд-туры, потому что у нас не так много возможностей.

— Многие команды объявили, что урезают заработную плату. Это обсуждалось в вашей команде?

— Да, мы говорили. Считаю, что очень важно осознавать, как влияет кризис на спонсоров. Если ваш спонсор – супермаркет, то, возможно, с ними всё в порядке. Но такие компании как CCC или Giant – наши главные спонсоры, страдают от кризиса. Думаю, что в такие момент нормально принять урезание зарплаты. В такое время это нормально. Я не могу сейчас выполнять свою работу на 100%, и мы должны пройти через это вместе.