Год дорогих макарон. Какие продукты подорожают в ближайшие месяцы

0
27

Год дорогих макарон. Какие продукты подорожают в ближайшие месяцы

Максим Рубченко

Экономический обозреватель

От энергетического кризиса в той или иной мере пострадают практически все отрасли мировой экономики. Однако наибольшие опасения вызывает неизбежный рост цен в продовольственном секторе. Почему должны подорожать продукты и какие именно, разбирался «Прайм».

УТЕЧКА АММИАКА

Европейские химические заводы сокращают производство из-за рекордно высоких цен на газ. На этой неделе крупнейший производитель аммиака в Германии компания SKW Piesteritz сообщила о сокращении производства аммиака на 20%. «Достигнутый уровень цен на газ больше не обеспечивает экономически разумного производства, поэтому мы вынуждены пойти на этот шаг», — объяснила компания в своем официальном заявлении.

Как сообщал «Прайм», в сентябре остановили работу два крупнейших завода по производству удобрений в Великобритании, обеспечивающие 45% внутреннего спроса. Чуть позже австрийский производитель удобрений Borealis AG объявил о сокращении производства аммиака из-за «резкого снижения рентабельности производства».

Затем о сокращении выпуска аммиака на 40% сообщила норвежская компания Yara, нидерландская компания OCI вдвое снизила загрузку аммиачного агрегата на предприятии в Гелене, а испанский производитель удобрений Fertiberia вообще вывел из эксплуатации аммиачную установку на заводе в Уэльве. 1 октября о сокращении производства аммиака на своих заводах в Германии и Нидерландах сообщил концерн BASF.

Производителей удобрений можно понять. Для производства тонны аммиака необходима примерно тысяча кубометров природного газа. Цена на аммиак на мировом рынке стоит около 700 долларов за тонну, а тысячи кубометров газа — около 1000 долларов. При таких ценовых ножницах остановка производства выглядит вполне разумным решением.

Ситуацию обостряют новости из Китая: по сообщениям СМИ, Госкомиссия по развитию и реформам (ГКРР) страны обсуждает с местными производителями удобрений введение ограничений на экспорт с ноября этого года до второго полугодия 2022 года. Такой запрет может стать тяжелым ударом по мировому рынку удобрений, поскольку на Китай приходится 10% мирового экспорта главного азотного удобрения — карбамида и около 30% — главного фосфорного, диаммонийфосфата.

Все это означает, что на мировом рынке удобрений к новому году возникнет серьезный дефицит, и цены на них, которые с начала года уже выросли примерно вдвое, продолжат взлет. «В ближайшей перспективе цены на аммиак — сырье для азотных удобрений, а также на карбамид — самое распространение азотное удобрение, будут оставаться на относительно устойчивом высоком уровне», — уверен вице-президент по развитию бизнеса удобрений компании Argus Оливер Хатфилд. А дорожающие удобрения означают, что еда тоже будет дорожать.

ЧЕМ КОРМИТЬ БУДЕТЕ?

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), индекс цен на продовольствие за год вырос на 33%. За шестьдесят лет существования индекса быстрее он рос только в 1974 и 1975 годах, после нефтяного шока 1973 года.

В прошлом году первым драйвером подорожания продовольствия стал рост цен на нефть, из-за которого выросли затраты на сельхозработы и транспортировку урожая. Вторым — нехватка рабочей силы из-за пандемии COVID-19.

В этом году больше всего подорожали три категории продуктов: растительное масло — из-за роста спроса на биотопливо и неблагоприятной погоды, сахар — из-за заморозков в Бразилии и на юге Европы, пшеница — из-за засухи в Канаде, крупнейшим экспортере этого вида зерна.

В новом году главным драйвером цен на продовольствие обещает стать энергетический кризис. Из-за подорожания электроэнергии в Европе уже массово закрываются теплицы, что грозит нехваткой овощей и ягод этой зимой.

Но главная угроза — нехватка удобрений. Математика здесь простая. В агрономической науке считается, что 1 тонна азота минеральных удобрений дает прибавки урожая: 8-15 тонн зерна (в зависимости от почвы и климата), 50-70 тонн картофеля, 30-40 тонн сахарной свеклы, 5-6 т — хлопка-сырца, 2-3 тонны — льноволокна.

Мощность только двух заводов, остановленных в Великобритании, составляла примерно 100 тысяч тонн в месяц (60 тыс. тонн в Биллингеме и чуть больше 40 тыс. тонн в Инсе). Легко посчитать, в какое количество зерна или картошки обойдется только эта вынужденная остановка. С учетом других остановок и сокращений производств аммиака, объемы недополученного урожая выглядят катастрофическими.

Но дело не только в количестве. Азотные удобрения увеличивают содержание белка и клейковины в зерне злаковых культур. Без них, в частности, невозможно выращивание пшеницы твердых сортов, из которых делают макароны, а также самую качественную муку. Так что прямым следствием энергетического кризиса и связанного с ним роста цен на аммиак станет неизбежный рост в следующем году цен на макароны, а также на муку и хлеб.

Нужно готовиться им к дальнейшему росту цен на сахар: минеральные удобрения увеличивают его содержание в сахарной свекле. Чем меньше удобрений — тем меньше сахара, и тем он дороже. Остается только налеяться, что погода будет хорошей и богатый урожай отчасти скомпенсирует нехватку удобрений.

Примечательно, что от роста цен на удобрения пострадает не только растениеводство, поскольку подорожание неизбежно затронет и кормовые культуры. В первую очередь — кукурузу, в себестоимости которой около 20% приходится на удобрения. А вслед за ростом цен на корма подорожает мясо и курятина, а также яйца. Россия уже сталкивалась с этим прошлой весной, когда из-за подорожания кормов курятина и яйца в течение нескольких месяцев оказывались рекордсменами роста цен, оказав заметное влияние на общий уровень инфляции в стране.

Необходимо принимать во внимание и менее очевидные пути влияния энергетического кризиса на продовольственные цены. Например, рост цен на газ и нефть делает более выгодным использование биотоплива, которое делается из масличных культур. А это означает, что в новом году мы опять может столкнуться с дефицитом растительного масла и ростом цен на него.

СИСТЕМА СДЕРЖИВАНИЯ

Есть серьезные основания надеяться, что россиян эти неприятности коснутся в наименьшей степени. Отечественным производителям удобрений остановка производства не грозит, а, следовательно, и аграриям беспокоиться особо не о чем.
Разумеется, нельзя исключать фактор жадности — у наших предпринимателей будет сильное искушение побольше продукции (как удобрений, так и продовольствия) отправить на экспорт, чтобы воспользоваться благоприятной конъюнктурой и заработать побольше прибыли. Однако правительство уже наработало инструментарий ограничения нежелательного экспорта в виде квот, экспортных пошлин и демпферных механизмов, который достаточно эффективно применяло в этом году.

Богатые зарубежные страны тоже смогут в значительной мере снизить влияние продуктовой инфляции на благосостояние своих граждан. Так, правительство США уже увеличило объем программы продовольственных талонов на 25%. Меры дополнительной поддержки граждан в период энергокризиса будет обсуждать ЕС на своем саммите в конце октября.

А вот бедным странам, зависящим от импорта удобрений или продовольствия, придется несладко. Всемирный экономический форум на своем сайте опубликовал статью научного сотрудника Уорикского университета Аластера Смита, в которой анализируются возможные политические последствия роста цен на продовольствие.

«Я проанализировал скорректированный с поправкой на инфляцию индекс цен на продовольствие FAO и обнаружил, что реальные мировые цены на продукты питания сейчас выше, чем в 2011 году, когда продовольственные бунты способствовали свержению правительств Ливии и Египта. — пишет он. — По мере того, как реальный индекс цен на зерновые приближается к уровням, которые привели к беспорядкам из-за цен на хлеб, доросших до всеобщих восстаний в 2011 году, существует острая необходимость подумать о том, как менее богатые страны могут выдержать эти стрессы и избежать беспорядков».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here