Глава ЛНР: Я счастлив, что такой героичекий народ оказал мне доверие

0
358

— Как вы планируете в качестве лидера непризнанной Республики строить отношения с другими государствами?

— Постараюсь ответить так, чтобы было понятно и странам Запада. Что наиболее ценно для них? Демократия. А что является самым ярким воплощением демократии? Волеизъявление народа, право на свободное выражение позиций, право на выбор, гарантированное законом. Так что же мы нарушили? По какой причине нас — не признать? Только потому, что этого кому-то не хочется? Но мы никого и не уговариваем нас признавать.Плотницкий - инаугурация

Если они превозносят эти ценности, если они утверждают это как закон для цивилизованного мира, то они первыми должны своих же ориентиров придерживаться. А если их главенство права, как в нашей пословице, «закон что дышло», то это не закон, а лишь точка зрения представителей руководства той или иной страны. И не факт, что, в отличие от правительства, нас не признает народ этой страны.

У нас было много международных наблюдателей, в том числе из западных стран. И западному миру, как оказалось, есть чему завидовать: состоявшимся у нас 2 ноября выборам в ЛНР. Они такого никогда не видели и вряд ли увидят: когда люди готовы были в очередях стоять по нескольку часов, чтобы проголосовать. Зная, за что и ради чего они это делают. Осознанно подтвердить свой выбор, сделанный 11 мая, и вновь реализовать свое право на свободный выбор. И если это, по мнению западного мира, не демократия, тогда их версия «демократии» нам вообще ни к чему.

— Так все же, собираетесь ли вы добиваться у других государств официального признания Республики?

— Отвечу так: наши дела должны говорить больше, чем наши слова. Если мы будем хорошо работать, быстро и правильно развиваться, то, поверьте, уже не мы будем ждать, когда нас кто-либо признает, а они будут инициативу проявлять. Да еще и в очереди выстроятся. Советский Союз до 1933 года не признавали. И разве от этого он стал слабее или ущербнее? Или разговаривали потом свысока? Наоборот. Помните, как перед ним вставали на Ялтинской конференции?

Так что вопрос с признанием или непризнанием очень неоднозначен. Как для нас, так и для Запада. Тем более если там понимают всю суть процессов. И, думаю, все они прекрасно понимают и видят ведь уже просто невозможно закрывать глаза на происходящее у нас. Это называется подвигом. Подвигом народа. И я счастлив, что какой-то короткий период буду руководить этим народом. Что народ доверил мне это право.