ГЕШЕФТ НА КОРОНЕ — мадам Арбидол, VIP-клиники и зловещая тень принудительной вакцинации

0
83

Пока одни подсчитывают убытки, нанесённые коронавирусом их бизнесу, другие стремительно наращивают сверхприбыли. Главное, внешне всё выглядит вполне пристойно – с заботой о людях. На деле же: лекарства с «недоказанной эффективностью», частные ковид-госпитали для избранных и потрясающие контракты на тестирование на COVID-19. А главное, конечно, близость к власти.Собственно, с самого начала было понятно, что те, кто сумеет найти своё местечко в процессе борьбы с коронавирусом, непременно сорвут крутой куш. В России, как, впрочем, и по всему миру, в последние несколько месяцев отмечается потрясающий рост цен на противовирусные препараты. Особенно, конечно, разбирали раскрученные бренды, которым «можно доверять». Как это, например, получилось с препаратами «Арбидол», «Тамифлю», «Амиксин» и «Ингавирин», объёмы отпуска которых показали просто фантастический рост. Продажи того же арбидола в марте, в сравнении с февралём, по данным аналитиков DSM Group, поднялись на 179 процентов (в денежном выражении – до без малого 1,3 млрд рублей), ингавирина – более чем в полтора раза (почти до 1,2 млрд рублей). И в апреле интерес к ним не сократился.Причина?Да всё просто, на самом-то деле. Ещё в январе, когда в нашей стране только читали новости о распространении COVID-19 по планете и гадали, доберётся он до нас или нет, предприимчивые производители устроили массированное наступление на потребителя, включив в рекламные слоганы броское слово «Коронавирус». Плюс контекстные «заманухи» в соцсетях, расхваливающие препараты от лица «тех, кто в курсе темы», с красочным описанием того, как китайцы… скупают в наших аптеках тот же арбидол. Специалисты это средство именуют «фуфломицином» за отсутствие клинически подтверждённой его эффективности.ФАС между тем в марте объявила, что такая реклама нарушает требования закона, поскольку способность препарата бороться с коронавирусом не доказана. Антимонопольщики заявили, что заявление об эффективности препарата против коронавируса не подтверждено, а значит, его использовать – неправильно. Но это не мешает производителям арбидола пиарить на своём сайте «чудесное» и самое главное на сегодня свойство препарата. Более того, через некоторое время после замечания ФАС Минздрав России выпустил рекомендации по лечению COVID-19, где указывается умифеновир.

А умифеновир – это, собственно, и есть арбидол. И выпускает его компания миллиардера Виктора Харитонина (43-е место в списке Forbes-2020 с состоянием $2,3 млрд). История препарата такова. Он был разработан ещё в советское время Всесоюзным научно-исследовательским химико-фармацевтическим институтом им. Орджоникидзе и поступил в продажу в 1974-м. Спустя тридцать лет товарный знак приобрела компания Харитонина под названием «Фармстандарт», став одним из основных его продуктов (как и амиксин, кстати, тоже). И с тех пор, собственно, популярности арбидола остальные производители фармацевтики могут только завидовать: через некоторое время он вышел на лидирующие позиции по продажам в стране!Правда, классная бизнес-идея едва не накрылась в 2007-м, на самом взлёте: на заседании президиума Формулярного комитета Российской академии медицинских наук неожиданно была принята резолюция: «Немедленно изъять из перечня лекарственных средств, по которому осуществляется лекарственное обеспечение, устаревшие препараты с недоказанной эффективностью». … В том числе и арбидол. Неувязочку, впрочем, исправили быстро. Спустя два года препарат включили сначала в государственный перечень «Жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты» – сначала как иммуностимулятор, а затем уже и как противовирусный препарат. И в тот же эпидсезон, когда как раз была пандемия свиного гриппа, он считался чуть ли не основным средством для борьбы с заболеванием: сама Татьяна Голикова, возглавлявшая на тот момент Минздравсоцразвития, курировала его наличие в аптеках. Как следствие – только за первую половину 2010-го было продано свыше 35 млн упаковок арбидола!А саму фармацевтическую отрасль, кстати, тогда курировал супруг Голиковой — Виктор Христенко: сначала как глава Минпромэнерго (в 2004-2008 годах), а затем, после преобразования ведомства, как руководитель Минпромторга (до января 2012-го). В 2013-м из «Фармстандарта» выделили компанию «Отисифарм» – для торговли безрецептурными препаратами. И дела у нового игрока с тех пор идут самым отличным образом: сегодня это один из лидеров отечественного рынка по торговле лекарственными препаратами, чей стоимостный объём продаж только в марте нынешнего года составил 5,2 млрд рублей, увеличившись в полтора раза в сравнении с февралём. И такой рост, как нетрудно догадаться, связан как раз-таки с увеличением реализации противовирусных препаратов, в первую очередь арбидола.