Если заново провести референдум, весь Крым снова встанет в очередь — в Россию

0
347

Журналисты «Комсомольской правды» отправились на полуостров, чтобы выяснить не пожалели ли его жители о своем историческом выборе, сделанном два года назад.

Корреспонденты «КП» еще раз убедились: своим родным домом крымчане считают Россию.

Турист жирно пошел

…Крымская весна образца 2016 года бьет в нос уже при выходе из аэропорта Симферополя: цветет миндаль, вишня, абрикос. Букет запахов, щедро приправленный крымским солнцем, дает свой эффект: хмурые после московской недовесны пассажиры наконец улыбаются. В автобус грузится развеселая группа туристов с рюкзаками и гитарами. Остальных, как и в былые годы, атакуют таксисты и сдающие жилье тетеньки.

Крым

Вместо прежних призывных табличек в их руках теперь еще и папки с фотографиями комнат, душа и сада — курортник пошел шибко требовательный! Избалованный Кипрами да Испаниями, теперь, после девальвации рубля, попер еще более жирным косяком в Крым. И заранее желает видеть, в каких «звездочных» условиях ему предлагают жить. Некоторые заранее толкуют и об аренде на летние месяцы, но все чаще слышат отказы:

— А на июль — август уже забронировано. В сентябре не хотите?

Прошлый год стал рекордным по посещению россиянами Крыма. Только официально здесь отдохнули 4,6 миллиона туристов. Этот год, похоже, будет еще урожайнее на отдыхающих — из-за «закрытия» Турции с Египтом. На всякий случай звоню знакомому хозяину мини-отеля в Севастополе. К моему «увы» и его «ах», подтверждает: почти все его номера в курортные месяцы уже заняты.- Да, ребята, везите наличку, — напоминают приезжающим. — Ни Visa, ни MasterCard здесь не работают. Блокада у нас.

«Не отдыхать, а спасаться»

Как изменилась жизнь на полуострове (который из-за перекрытой бандеровцами и меджлисовцами дороги на Украину все чаще именуют островом)? Не пожалели ли крымчане о своем выборе? — самые модные вопросы накануне двухлетия референдума. Особенно эту забаву освоили украинские журналисты, беспрепятственно проникающие на полуостров. «Как вам в России?» — цепляют они прохожих. В глазах и интонации ясно читается: «Ну скажите, что хотите обратно на Украину…» Получается слабо. Успехом считается, если хотя бы один из десяти что-то проворчит про выросшие цены.

Деньги Крым

Пробуем и мы. Результат — тот же самый. Про Украину на улицах Симферополя люди все чаще говорят в прошедшем времени и желания быть с ней в настоящем не выражают.

— Мы и так граждане Украины, — вдруг говорит мужик, сидящий в скромном корейском автомобильчике. — Сына привезли к бабушке.

— Отдыхать?

— Спасать. Повестка ему на войну пришла, из Запорожья мы. Не снимай, а?

Не фотографировать просят многие, и мы их понимаем — у них на той стороне родня. Порой вынуждены ездить на Украину: бизнес, свадьбы, похороны, могилы предков… Просто так взять и отрезать не получится…

— Мне нравится Крым, хотя и жаль, конечно, что он теперь не Украина, — грустит очаровательная официантка Маша в одном из ресторанчиков. — С другой стороны, представляю, что наворотили бы здесь наши, случись все по-другому.

— Ваши?!

-Я из Черкасской области Украины, — почему-то стесняется она и рассказывает: вначале поддерживала майдан — такое ощущение новой прекрасной жизни было, аж дух захватывало! А год назад пришло осознание того, что натворили ее соотечественники: обнаружилось, что подработать, как раньше, не получается — Украину накрыла безработица. В Крыму же найти работу нетрудно. Вскоре Маша перетянула сюда и несколько однокурсников.

Западенцы не считали эту землю своей

— Только вперед, только Россия! — категорично отвечает мне один из симферопольцев и переспрашивает: — А вы заметили, что у нас чище стало?

И впрямь: несмотря на разбитые тротуары, передвигаться по которым (особенно по вечерам) надо с осторожностью, на улицах чисто.

— Убираться стали чаще?

— Так же убирают, — улыбается он. — Меньше западенцев стало приезжать! А они все 25 лет украинства чувствовали, что все это — не их, а значит, можно и вести себя как оккупанты. «Еще указывать мне будете, что делать на моей украинской земле?!» — огрызались они, когда им делали замечание.

— А если Запад попросит провести повторный референдум в Крыму?

— Да ради бога! — веселится он. — Только на их деньги на этот раз! А мы, вот увидите, снова удивим их длинными очередями на участки, как тогда. И проголосуем так же!

— Вы вот еще что напишите, — присоединяются к беседе другие люди. (Они нет-нет, да и употребят в разговоре «у вас в России», но быстро спохватываются.) — Что зарплаты выросли, но и цены тоже. Дороги не ремонтируются, хотя к сезону пора хотя бы заплатки на дырки поставить. Во власти у нас много где сохранилась местечковость.

Наступает время каменщиков и плотников

— Даже не надейся найти в Крыму тех, кто хочет обратно, этот вопрос окончательно закрыт, — говорит нам крымский блогер и корреспондент НТВ Олег Крючков. Известное каждому выражение «крымская весна» вошло в оборот именно с его легкой руки. И именно Олег в феврале 2014-го, когда никто еще толком ничего не понимал, координировал тут пророссийских журналистов.

Крым

-Люди ворчат по другому поводу, — продолжает он. — Что здесь еще многое осталось, как при Украине. Есть неприятие некоторых новых чиновников, которые еще пару лет назад костылями пугали тех, кто за присоединение к России, угрожали посадить за «сепаратизм». А есть те, кто опять же не понимает, что время ополченцев и транспарантов ушло, наступает пора каменщиков и плотников. И люди резонно спрашивают: почему у федеральных структур, которые занялись строительством в Крыму, все получается, а у местных властей — не особо? Почему из полуразрушенного «Артека» сделали конфетку, а в Симферополе мало что изменилось? Почему местные госслужащие так долго переходят на российские законы? Но здесь объективная беда: 25 лет Украина готовила лишь юристов и маркетологов, инженерная мысль как класс была сведена к нулю.

Проблема на пустом месте

Возле непереименованной Советской площади в Симферополе стоит неснесенный памятник Ленину и несожженный Дом профсоюзов, собираются какие-то люди.

— А это то, о чем я говорил, — идет к ним Олег.

У каждого из полусотни пришедших на этот мини-митинг людей — обветренные лица и грубые руки. Это крымские фермеры, которые пришли поделиться своей бедой. По их словам, непрофессионалы-ветеринары умудрились прозевать африканскую чуму свиней. И хрюшки, в которых вложили немало пота и денег, пошли под нож.

— Ведь можно было все это предотвратить, — горюет один из крестьян. — А они только отмахивались…

— Видишь, на пустом месте проблему сочинили, — констатирует Олег. — Говорю же, это не российская, а чисто украинская беда. Привыкли работать в киевском стиле: занять кресло и ничего не делать. Главное — платить за это ничегонеделание эмиссарам из Киева. Так работала украинская система. А сейчас люди увидели, что можно жить по-другому, как в Большой России. Они же выезжают в Краснодарский край, в Ростов, Москву и видят: есть на что равняться. А потому стали требовательнее к местным властям. И процесс очищения обязательно будет…

Операция — бесплатно!

— Пиши: очевидные плюсы от присоединения, — быстро сообразив на стол, диктует знакомый бизнесмен Серега (он тоже просит не называть его фамилию — мать живет на Украине, мало ли). С ним мы познакомились в том тревожном феврале 2014 года. Вместе сидели под дождем на блокпосту под Севастополем и с тревогой ожидали прибытия из Киева бандеровских «поездов дружбы». — Первое: патент на предпринимательство удобнее платить — разбиваешь на два платежа и все, — выкладывает он. — Второе: откровенно в шоке был, когда всего 550 рублей заплатил за подключение дополнительных 4 киловатт. За две недели сделали!

— А при Украине как было?

— 2 тысяч гривен за киловатт. Но это официально. Ты идешь с этим разрешением, а они: столбы пронумеруй, заказов полно, техника сломалась… «Сколько?» — спросил в итоге. $1000 — нарисовали. За каждый из 10 киловатт!!! Пришлось отдать… И третье: в 2013-м, еще при Украине, аппендицит жене вырезали. Заявлено, что бесплатно, да. Но лекарства — все твои. Да и врачам в карман нужно… А уже при России со мной та же фигня приключилась. Ни копейки не потратил, а в больнице все есть! Ну ладно, наврал я тебе: на тортик врачам разорился — ну как не отблагодарить?..

Крымчанин Максим Казачков живет в Симферополе на аппарате искусственного дыхания

«Не зря стояли»

— А че мультики не включаете? — к трапезе присоединяется Серегин товарищ и врубает в интернете один из украинских каналов. И мы смотрим сюжеты из параллельной вселенной: истерики по националистке Наде Савченко, на Ровенщине перестрелка, в Киеве пьяный «херой» войны в Донбассе неудачно похвастал гранатой, из Чернобыля сперли зараженную технику, а кредит МВФ вот-вот придет. На сладкое: как изможденные «террором» и «голодом» крымчане просятся обратно на Украину.

Дружно смеемся. Хоть бы приехали в Крым, что ли, засняли ломящиеся от продуктов магазины. Полные кафешки.

— Скучаете?

— Упаси боже! — чуть ли не хором говорят парни. — Интересно иногда глянуть. Еще раз убедиться, что стояли мы не зря, и от какого бреда нам удалось уйти…

— А, еще запиши: электронные госуслуги очень понравились, — на прощание вспоминает Серега. — Заполнил форму, а мне через 5 месяцев письмо: ребенок зачислен в такой-то садик. И все! При Украине это было невозможно. Когда первого устраивал, с порога спросили: сколько дашь и что можешь? В итоге ребенок пошел в сад за 500 долларов и рулон линолеума. Второй ребенок при России пошел бесплатно!

Блокадой Киев насолил сам себе

Отдельная тема — энергоблокада, которую устроил «меджлис крымско-татарского народа». Удивительно, но несмотря на то, что полуостров был обесточен в самые морозы, стояли предприятия, замерзал скот, никто за трагедию это не принял. Здесь вам расскажут, как обесточенные набережные и улицы вдруг светились от сотен и тысяч фонариков — люди вышли гулять. И верили, что все это временно.

— Мы увидели, что можно, оказывается, по-другому, — вспоминает музыкант Аркадий на Приморском бульваре Севастополя. — Те же отключения света были и при Украине. Нам обещали исправить, но ничего не менялось. И мы привыкли к этому. Но Россия не Украина, слово держит: видите — свет теперь есть почти везде.

И правда: за несколько дней, проведенных в Крыму, мы лишь однажды ощутили на себе энергоблокаду, когда на вокзале Ялты вдруг исчез свет. Минут на десять. Кое-где генераторы тарахтят до сих пор, особенно по вечерам, но вопрос «конца света» кажется уже решенным. Зима почти закончилась, а вместе с ней и отопительный сезон. Крымчане ждут пуска и 3-й линии энергомоста с «материка».

— Энергоблокада — единственное, что по-настоящему по нам ударило, — говорит нам крымский политолог Владимир Джаралла. — Но это было временно, и украинцы больше насолили сами себе: Запорожская АЭС сейчас вынуждена заглушить один реактор, а мы полностью заменили энергооборудование еще 70-х годов. Вторая проблема — вода. Из-за того, что Украина перекрыла канал из Днепра, она тоже навредила себе — Херсонскую область подтапливает, им некуда сбрасывать воду. А мы переходим на почвенные воды. Теперь у нас вся система сельского хозяйства будет перестроена, но на это уйдут годы…

крым

Мы, русские, Украину любим, но только не бандеровскую

Несмотря на то, что Крым уже два года как не Украина, и республика преимущественно не говорит на мове (хотя украинский и является одним из государственных), полуостров по-прежнему изобилует табличками на украинском. Кое-где встречаются еще старые дорожные указатели на мове, а иные автобусы катаются с рекламой на том же языке. И в отличие от Киева здесь никто ничего не пытается переименовать. Гостиницы «Украина» в разных городах Крыма так и остались «Украинами» а самая длинная улица Симферополя по-прежнему называется Киевской… И ни у кого это раздражения не вызывает.

— Это потому что мы, русские, в отличие от укропатриотов по-настоящему любим Украину, — скажут нам в Крыму. — Но не бандеровскую, а ту, которую мы запомнили, — мелодичную и певучую…

Крым наш уже два года

Источник