Бензопила как аргумент недовольных: что происходит в Сербии?

0
51

Протест банкротов

Бензопила как аргумент недовольных: что происходит в Сербии?

В выпусках новостей и на первых страницах многих мировых СМИ — сообщения о протестах в Белграде. Наш корреспондент побеседовал с политологом Предрагом Раичем.

— Предраг, что происходит в Сербии, ведь такие протесты продолжаются с декабря, каждые выходные.

— Поверьте, они не стоят того, чтобы о них говорить. Когда в двухмиллионном городе собираются меньше 1000 человек – это не протест. Но это своеобразный маркер двух интересных явлений.

Вырождение цветной революции

— Первое, — продолжает Предраг, — переход всех СМИ на таблоидные рельсы. Кучка хулиганов с электропилами ворвалась на телевидение — новость номер один.

Второе — вырождение цветной революции. Лидер протеста Джилас — один из её детей. Он приехал после неё из-за границы и был поставлен на добывание средств для победившей Демократической партии. Для начала он получил на откуп рекламу почти на всех телеканалах страны, которую перепродавал по более высокой цене. Это позволило выкупить права на западные реалити-шоу, которые он тоже перепродал телеканалам. Средства позволили ему возглавить демпартию и стать мэром Белграда. На этом посту он отметился самым дорогим мостом в истории. Был переизбран. А когда его партия набрала всего 6 процентов на парламентских выборах — ушёл из неё. Правда, затребовал вернуть ему все деньги, которые он на партию потратил. Благодаря щедрым посулам попал он после этого на пост руководителя баскетбольной федерации страны. Но и его покинул через два года, не выполнив обещаний. Таблоиды отметили его роман с юной баскетболисткой, которую он, впрочем, тоже традиционно оставил, вернувшись к жене и детям.

В своё время Джилас очень высоко отзывался об Александре Вучиче. Говорил только, что команда у него слабая, намекая, видимо, на возможность её усиления собой. Но специалист такого профиля и такой репутации не был востребован. Тогда Джилас собрал коалицию из 18 микропартий от ультра-правых до ультра-левых, чтобы прорваться к власти. На выборах в думу Белграда получил 18 процентов. Позже объявил о бойкоте муниципальных выборов, назвав их несправедливыми. Но в муниципалитете, где шансы, как считалось, высокие, на выборы альянс пошёл, и набрал аж 9 процентов. При этом с результатами подсчета голосов согласился.

— После чего ринулся на улицу? Видимо, в надежде всколыхнуть недовольных?

— Не получается. При правлении демпартии безработица была 27 процентов и средняя зарплата около 380 евро. Сейчас соответственно 11 и 480. Поэтому расчёт делается на провокацию. Проведение митингов практически не регулируется. Достаточно лишь сообщить в полицию, чтобы она обеспечила безопасное движение транспорта. Но не делается даже это. Стражей порядка постоянно задирают, чтобы те применили силу. В том числе и лично Джилас.

Бензопила вряд ли поможет

— Как реагирует мировое сообщество, и в первую очередь, конечно, США?

— Совершенно нормально, что они хотели бы иметь дело со слабым лидером и разношёрстным правительством. Но в данном случае сами протестанты лишили себя всякой поддержки извне, хотя постоянно о ней говорят. Кто будет поддерживать погромщиков с пилами, публично заявляющих, что надо пригласить негров из порноиндустрии для изнасилования премьер-министра и дочери президента?

— То есть, шансов никаких?

— Кроме сострадательной улыбки по поводу уровня культуры и интеллекта эти ребята ничего не вызывают. Они пытались заблокировать президента в резиденции, а он вышел, послал им воздушный поцелуй и сказал, что всех их любит. Понятно желание лидера политического конгломерата снова заняться перепродажей телеэфира. Но бензопила тут вряд ли поможет.