Барак Хусейнович — мелкий политик эпохи Путина

1
603

Представьте, что вас выбрали президентом великой страны. Великой во всех смыслах: мощной, славной и огромной. Страны, являющейся единственной сверхдержавой. Выбрали с визгом, писком и щенячьим восторгом. Вручили самую главную премию всея человечества…

И вдруг через несколько лет вы начинаете осознавать, как власть и могущество утекают сквозь пальцы, а все, что вы реально можете сделать — так это легализовать порок, осуждаемый испокон веков. И то, даже самая богатая и одна из самых значимых частей вашего государства скажет вам на это: «Да пошел ты!» Представили? Поздравляю, теперь вы понимаете, что чувствует Барак Хуссейн Обама.

Барак Хусейнович - мелкий политик эпохи Путина
Барак Хусейнович Обама — мелкий политик эпохи Путина

Проблемы у Барака Хуссейновича начались со Сноудена. Блестящая операция всех американских спецслужб с обкомом во главе триумфально завершилась тем, что самый разыскиваемый преступник после Бен Ладена, но, в отличие от последнего, симпатичный почти всем и каждому, оказался в полном распоряжении ФСБ и лично Темнейшего.

Судя по всему, и правда, абсолютно случайно, лишь по недосмотру и из-за полной расхлябанности американской элиты. Причем все попытки надавить на Темнейшего провалились с треском. Мнение Обамы по этому вопросу просто никого не интересовало.

Но по-настоящему власть в песочных часах Обамы стала утекать, конечно, после Крыма. И дело было совсем не в том, что Россия что-то нарушила и повела себя агрессивно. Нет — обком испугался сам себя, своей несостоятельности и бессилия. Он проспал вежливых людей в частности, и Россию вообще. Темнейший так красиво увел Крым из-под носа у НАТО, что Пентагон смог только клацнуть зубами, а Обама – наложить санкции, которые, в общем-то, с треском провалились.

А потом… Потом некто Барак абсолютно перестал интересовать кого бы то ни было. Конечно, европейцы хором (очень нестройным) поддакнули антироссийской истерии, но все же приберегли для себя пару контрактиков в кармашках и другие невинные мелочи-грешки.

Но нормандский формат явственно указал Обаме на то, где его место. Конечно, скорее всего, изначально задумывалось, что переговоры, проведенные в день чествования победоносных американских войск, должны были подчеркнуть изолированность Путина, но… Кажется, вышло все наоборот. Теперь Обама разве что не колотится в дверь Нормандского формата, а ему вежливо, но твердо отказывают на все лады.

Примечательна мизансцена, случившаяся в день после греческого референдума. Первым делом Ципрас позвонил Темнейшему. Не в Брюссель, не в обком – Темнейшему.

Затем Темнейший снисходительно звякнул Лагард, чтобы узнать, как там дела у наших греческих друзей. И на закате в Кремль позвонил уже Олланд, только что переговоривший с Меркель.

Лишь сегодня мелкий политик эпохи Путина САМ набрал номерок Ципраса, чтобы справиться об экономическом здоровье Греции… И поскольку Ципрас на саммите даже не попытался донести до кредиторов свою новую программу, а на завтра запланировал новый публичный акт греческой трагедии, то, похоже, Барака Хуссейновича никто не воспринял всерьез.

Обаме остается только рисовать радугу на Белом доме и иногда высказываться по Ближнему Востоку, он охромел несколько раньше времени…

Инквизитор

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.