Амбиции превыше закона: кто мешает отцу воспитывать детей

0
45

Амбиции превыше закона: кто мешает отцу воспитывать детей

Рассказываем грустную историю Ильи Тараба.

Почему Илья Тараба восемь лет не может добиться общения со своими детьми и возможности заниматься их воспитанием? Почему никто не в силах убедить бывшую супругу исполнять закон? Неужели в судьбу детей, лишенных отца, вмешались влиятельные покровители? Правда ли, что другой стороне конфликта, бывшей жене Тарабы закон не писан благодаря ее родственным связям с ведущим врачом Кубани?

Наше государство транслирует идею защиты детства как одну из главных ценностей общества. На первый взгляд на страже интересов детей должна стоять неохватная государственная глыба. Ведь именно рождающееся и подрастающее поколение в будущем обеспечит налоговую базу, защиту Отечества и воспроизводство населения.

Немало случаев, когда у простых граждан, не обладающих социальным весом и связями, за малейшие прегрешения отнимали детей и направляли их в детские дома, считая, что именно оно, государство, способно лучше воспитать малышей, нежели биологические родители, живущие за чертой бедности. А еще наша Конституция говорит о том, что «забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей».

В рамках этих полярных тенденций, когда государство с одной стороны лучше знает, как заботиться о детском благополучии и карает родителей за каждый неправильный чих, а с другой — признает право обоих родителей воспитывать своих детей и закрывает глаза на явные нарушения, развивается странная и запутанная история москвича Ильи Тараба, который после нескольких лет брака с Илоной К. (имя изменено – прим. Ред.) по инициативе жены расторг супружеские узы.

Обычно, когда речь идет о разводе, обеспокоенные судьбой своих детей супруги готовы к диалогу. Ведь в отличие от совместно нажитого имущества, малыши – это не разменная монета в отношениях взрослых. Тем более, зрелые люди хорошо понимают, что, решившись на судьбоносный разрыв, важно сохранить не только материальное, но и психологическое благополучие детей и никоим образом не исчезать из их жизни. Однако история Ильи Тараба и его детей – это не тот случай. Борьба за право любить и заботиться о детях растянулась с бывшей супругой на годы. Суды выносят решения, но они не исполняются. Приставы не могут добиться результата. Органы опеки не в силах обеспечить отцу общение со своими детьми и возможность заниматься их воспитанием и развитием.

Ситуация усугубляется тем, что судебные тяжбы растягиваются на годы, дети растут, и, отец выражает обеспокоенность, что им, может насаждаться негативное мнение о нем. То, что действия бывшей супруги неподвластны решениям судов, а региональные инстанции, зачастую, становятся на ее сторону и только Верховный суд РФ восстанавливает справедливость, рождает подозрения в уме отца о возможном влиянии на ход событий со стороны именитых родственников Илоны К. Кубань ведь не только житница России, но и известная на всю Россию родина кумовства, а иногда и в самом крайнем его проявлении. Именно здесь наиболее заостряются народные черты «родственно-цеховой» солидарности.

А теперь расскажем об истории подробнее.

Илья и Илона поженились в Москве в 2008 году. Спустя два года у них родилась дочь, а еще через пару лет – сын. Неизвестно, следствие ли это послеродовой депрессии, но именно на момент рождения сына пришелся апогей супружеского конфликта на фоне личных разногласий. Мы прекрасно понимаем, что причинами таких конфликтов может стать все, что угодно, даже неприязнь к родственникам одного из супругов. Ситуация усугублялась еще тем, что маленькая дочь находилась в неудовлетворительном психоэмоциональном состоянии. Из-за задержки психоречевого развития ей требовалась квалифицированная помощь.

По словам Ильи Тараба, пока жена отрицала существующую проблему, он стал бить тревогу: водил девочку к врачам, педагогам, в специальные кружки и секции. Однако, переломный момент наступил после того, как супруга обратилась в полицию и выставила своего супруга семейным тираном, якобы он посмел поднять руку на нее и детей.

— Слава богу, были свидетели, которые опровергли ее нападки, — говорит мужчина. — Конфликт остался в прошлом, но после этого случая восстановление семьи для меня было невозможно. Я посчитал, что буду полезен для детей, как отец, который будет помогать и поддерживать.

Как сообщает сам отец, после столь неблаговидного разрыва супруга, стала препятствовать встречам с детьми, поэтому Илья обратился в Щербинский районный суд города Москвы с заявлением об определении порядка общения с детьми, где сумел доказать, что сын и дочь нуждаются не только в общении с ним, но и в медицинской реабилитации, которую он может им обеспечить. Не согласившись с решением суда, Илона К. вместе с детьми уехала в Краснодар, где проживают ее родственники, тем самым, по мнению Ильи, затруднив исполнение решения суда. Самому Тарабе кажется, что сделано это было намеренно, чтобы лишить его возможности видеться с детьми и перенести все судебные тяжбы, в том числе по разделу имущества, в другой регион, где, как он предполагает, у бывшей супруги есть влиятельные покровители.

— С тех пор мы находимся в состоянии судебных процессов, — говорит Тараба. — К сожалению, за весь этот период мне так и не удалось нормально увидеться с детьми. Я полагаю, мать может выдумывать какие-то истории обо мне, а возможно и убеждать, что я не их папа. Как я понял из ее слов, она обещала положить свою жизнь на то, чтобы дети меня ненавидели. Это не может не травмировать их. Моя дочь является ребенком-инвалидом, учится в третьем классе, и ей очень трудно. Через суд мне удалось добиться, чтобы к ней домой ходили преподаватели, я это оплачиваю, также оплачиваю необходимые процедуры, — всячески пытаюсь сделать, чтобы у нее все было нормально. Самое ценное время с 2,5 лет до 10 было утрачено, потому что для меня практически был закрыт доступ к детям. Я приезжал в Краснодар, я разыскивал дочь по всем больницам и детским садам, но Илона К., как будто, все время ее переводила с места на место, прятала от меня, не давала контакты врачей, чтобы узнать, какие решения принимаются. Не такая была сложная ситуация изначально, чтобы довести ее до нынешнего состояния. Борьба, которой посвятила мама свою жизнь, к сожалению, отразилась на девочке…

Не по одному мнению отца, но и по мнению педагогов, воспитателей и врачей реабилитационного центра, девочка не получала нормального системного подхода по реабилитации, а условия, в которых проживают дети, очень плохо сказываются на результатах реабилитации. Об этом сотрудники центра сообщали в органы опеки, но опека переадресовала решение этих вопросов отцу. При рассмотрении иска Ильи Тараба об устранении препятствий к общению детей и определении порядка общения с ними в качестве свидетелей выступили психолог и врач-невролог, которые подтвердили неблагоприятную, нервозную обстановку в семье Илоны К. и то, что участие отца в жизни детей очень необходимо, как и необходимы лечение и реабилитация, которой как раз-таки отец способствует, а мать препятствует.

Илья Тараба пытался помочь своим детям, в том числе добиться исполнения решения суда, заручившись поддержкой судебных приставов, однако — внимание! — мало того, что представителей закона за порог дома не пустили, так еще и оказывали им физическое сопротивление. Все противоправные действия должным образом зафиксированы, но, увы, не все равны перед законом. Жалобы на действия Илоны К., циркулируя по инстанциям, отнимают массу ценного времени и не дают никакого результата. Защита прав ребенка в данном случае может растянуться вплоть до совершеннолетия, но какой толк тогда в этих правах?

Одновременно в кубанских судах идет юридическая битва. Решение московской инстанции о порядке общения отца с детьми было обжаловано в апелляции Краснодарского краевого суда, где порядок этого общения был ужесточен требованием проведения встреч Ильи Тараба с сыном и дочерью строго в присутствии матери.

С помощью местной Фемиды в 2016 году Илона К. пыталась лишить бывшего мужа родительских прав, указав на то, что отец не заботится о своих детях, не занимается их здоровьем, не платит алименты. Однако защита представила неопровержимые доказательства обратного. Все эти доводы подробно изложены в решении Ленинского районного суда Краснодара от 1 ноября 2016 года. Было доказано, что обвинения Илоны К. надуманны, построены на ее амбициях, что именно она препятствует встречам отца с детьми, отказывается от реабилитационной и санаторной помощи, которую организовывал Тараба, что алименты выплачиваются в полной мере, что дети реально нуждаются в отце и настроены к нему благосклонно. Поражение в суде не остановило бывшую супругу.

Был отдельный затяжной процесс, через который Илона К. пыталась сменить имена, отчества и фамилии детям. Причем, как она настаивала в суде, отчество «Ильич» необходимо сменить на «Владимирович» в «честь дяди». Странно, но кубанские суды и в этом случае поддержали позицию мамы, и только Верховный Суд РФ отменил их, признав не обоснованными и немотивированными.

— Летом этого года мне удалось отстоять правду, — рассказывает Илья Тараба. — Благодаря поддержке Верховного суда мне вернули родительские права, а порядок встреч и общения с детьми был определен без участия матери, потому что иначе встречи проходят со скандалами, истериками, которые сказывается на детях. Когда все это было представлено в виде конкретных доказательств, суд согласился, что общение с отцом может быть и без участия матери, потому что конфликт между родителями нужно остановить. Также по смене фамилии, имени и отчества краснодарский суд поддержал позицию Верховного суда – отказал Илоне К. Однако она с этим не согласилась и подала кассационную жалобу. 12 января будут судебные заседания. В очередной раз будут разбирать, имеет ли право отец видеться с детьми, и имеет ли право мама продолжать свои, как я считаю, злоупотребления.

Мужчина заручился поддержкой Уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае, который попытался организовать медиацию между сторонами, чтобы добиться мирного урегулирования спора, однако это не привело к положительному результату. Примечательно, что Илона К. является племянницей супруги главного врача Краевой клинической больницы №1 Владимира Порханова, который, по мнению Ильи Тараба, принимает активное участие в ее судьбе. Неужели семья заслуженного медика не может посодействовать мирному урегулированию конфликта между бывшими супругами с учетом интересов детей?

Отметим, что имя главврача всплывало в публикациях прежних лет. Так в материале портала «ЯСНО» «Врачебная драма: «Заберём у тебя и дочь: связей хватит, Порханов поможет» рассказана история семейного спора, в результате которого сотрудник ККБ №1, якобы заручившись поддержкой своего влиятельного начальника, сумел после развода с супругой Анастасией Тагиевой отобрать через суды малолетнего сына и стал создавать препятствия его встречам с родной матерью.

Как сообщила нам Анастасия Тагиева, решение суда было изменено, обоих детей определили жить с матерью, но это решение до сих пор не исполнено. По предоставленной нам информации, бывший муж постоянно меняет города и адреса временной регистрации, из-за чего ни органам опеки, ни судебным приставам мужчину и ребенка обнаружить не удается. «Одно могу сказать, я полагаю, что если бы не вмешался Порханов, ничего бы этого не было», — делится с нами Анастасия.

— Вопрос в том, что мне делать дальше? – говорит Илья Тараба. – Ведь решения суда до сих пор не исполнены. У меня выбор простой – либо опустить руки и дождаться, когда дети вырастут, либо бороться до конца. Думаю, ничего плохого не случится, если дети будут знать, что у них есть папа, который всегда рядом, который их любит, и на которого они всегда могут рассчитывать.

Наша редакция следит за ситуацией.