А всех юродивых и убогих ссылать на Окраину, в Галицию, там им, дуракам, место

0
5002

«А когда Кулиш говорил, что галицкий письменный язык следует выбросить на мусорник, то он говорил правду». И.С. Нечуй-Левицкий

В новоукраинской современности мало кто из жителей «Нэзалэжной» сомневается, что существует украинская нация (именно как раса, с особым генотипом) с историей минимум от Киевской Руси. Причем современные русские и белорусы (как нации) — суть всякие угро-финны и именно украинцы наследуют всю историю Руси.

В качестве доказательства генетические исследования никогда не приводят. Что правильно, ибо все они доказывают обратное — генетической разницы между коренными жителями трех ныне независимых государств нет (точнее, разница в одну единицу.

А жители Галиции отличаются от населения остальной Украины на 30 — результат 7 веков жития в отдельности). Зато все учебники пестрят доказательствами прямого языкового наследования «мовы» от старорусских истоков.

На этом месте надо было бы установить памятник идиотам, которых трудами Ивана Грозного и последующих поколений, великое множество на Украине!
На этом месте надо было бы установить памятник идиотам, которых трудами Ивана Грозного и последующих поколений, великое множество на Украине!

Вот только мало кто из ныне живущих сам читал сохранившиеся документы. А жаль. Потому что сразу видно, что они куда ближе к современному русскому языку. Например, псевдоконституция Орлика 1710 года, писанная в тогда турецких Бендерах, датирована «априлем» месяцем.

Оказывается, во времена Мазепы-Орлика, «столпов»-предков украинцев, даже месяцы были отнюдь не «квитни-травни». Да и остальной текст аналогично русский. Даже писан «на вэлыкопомну памят народа Малороссийского».

Но откуда же мифы о том, что вообще существовали литературные памятники на украиском языке? А вот, извольте: «Твори, писані староукраїнською мовою, транскрибуються за сучасним українським правописом з урахуванням орфоепічних, морфологічних та лексичних особливостей мови XVII ст.: «Ђ» передається через «і», «ї», «и»; «ы» — через «и»; упорядковується написання «и», «і», та «ї», «е» та «є», «ь» й апострофа, подвоєних приголосних; «ъ» в кінці слів знімається. Літера «ы» в дієслові «быти» у більшості випадків замінюється на «у» («бути»)».

И правильно. Ведь «быть» — это слишком по-русски. А вот «бути»… И это лишь один пример. А встретит человек раз двадцать слово «буты» и уверует, что украинская мова появилась в стародавние времена, а вместе с нею — и сами украинцы.

И не удивительно. Ведь с первых лет Советской власти большевики в буквальном смысле вбивали идею о трех отдельных братских народах. Тогда же диалект Западной Руси разделили на староукраинский и старобелорусский (Западнорусский_язык). В полном соответствии с доктриной о трех братских народах.

Но речь не о насильственной украинизации времен Иосифа Виссарионовича. Дабы не утверждать голословно, приведу фотокопию «Книги о побоищи Мамая, царя татарского, от князя владимерского и московского Димитрия» /репринт Шамбинаго С. К. Повести о Мамаевом побоище. — СПб., 1906. — с. 186./:

А всех юродивых и убогих ссылать на Окраину, в Галицию, там им, дуракам, место
А всех юродивых и убогих ссылать на Окраину, в Галицию, там им, дуракам, место

В своей рецензии на «Кобзарь» Т. Шевченко (1840) О. И. Сенковский пишет о небывалом языке: «... по временам доходят до нашего слуха прекрасные песни, отрадные явления, носящие на себе отпечаток несомненного дарования. К таким явлениям принадлежит «Кобзарь» господина Шевченко. Жаль только, что эта книга не может быть принята нашею литературою; что это стихи — не русские; что они писаны на особенном провинциальном наречии, непонятном для большей части наших читателей.

Притом, малороссийские поэты, как нам кажется, не довольно обращают внимания на то, что они часто пишут таким наречием, которого даже не существует в России: они, без церемонии, переделывают великороссийские слова и фразы на малороссийский манер, создают себе язык небывалый, которого ни одна из всех возможных Россий, — ни великая, ни средняя, ни малая, — ни белая, ни черная, ни красная, — ни новая, ни старая, — не могут признать за свой, и из этой помеси слов хохлатых и бородатых, бритых и небритых, южных и северных, на этом гибридном диалекте, хотят достигнуть поэтической славы.

Слава никогда еще не была уделом изобретателей новых языков: современники Столпотворения, где первый опыт употребления смеси разнородных языков оказался столь неудачным, люди всегда поклонялись одному только умению постигать дух языка определенного, существующего, употребительного, и искусно пользоваться его природными средствами» (atmamarga).

А уж какого мнения были об украинизации в конце XIX — начале XX веков столпы и отцы Украины!

«Клянусь, — писал Кулиш, — что если ляхи будут печатать моим правописанием в ознаменование нашего раздора с Великой Русью, если наше фонетическое правописание будет выставляться не как подмога народу к просвещению, а как знамя нашей русской розни, то я, писавший по- своему, по-украински, буду печатать этимологической старосветской орфографией.

То есть – мы себе дома живем, разговариваем и песни поем не одинаково, а если до чего дойдет, то разделять себя с Россией никому не позволим. Разделяла нас лихая судьба долго, и продвигались мы к единству русскому кровавой дорогой, и уж теперь бесполезные лядские попытки нас разлучить».

Нечую-Левицкому приходилось констатировать: «… Про «сьогочасну часопысну мову» на Украине, страшно испорченную польскими и галицкими словами… — это не язык, а какой-то жаргон. Это дело заговора немногих украинцев, которые захватили в свои руки издания и от которых зависит корректура…».

Сто лет назад гетман Скоропадский сокрушался, что «…галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно отражает, где на пять слов – четыре польского и немецкого происхождения!». А ведь это глава УНР!

"Договоры и постановления" Орлика. И ни слова - о конституции и ни слова на мове! Какая досада! И сам Орлик даже не Пылып, а Филипп.
Договоры и постановления Орлика. И ни слова — о конституции и ни слова на мове! Какая досада! И сам Орлик даже не Пылып, а Филипп.

Стоит привести и другие примеры. Попутно уточнив и то, откуда же взялся термин «украинцы» применительно к Малороссии. А ответ прост — «украин» было много, и здесь была «Украина Малороссийская». Ниже об этом у Богдана Хмельницкого. Причем, опять же, во времена, когда он от Великой России не зависел.

Ниже примеры уже не из Киевских земель:

Львовское братство в своей типографии, прежде всего, издало «грамматику», 1591 года, в наставление «многоименитому российскому роду». В ней упоминается о пришествии патриарха Иеремии «в страны Российския» митрополит Киевский и Галицкий Михаил (Рагоза) именуется «архиепископом всея России».

Того же 1592 года Львовское братство обращалось в Москву к царю Федору Иоанновичу с просительными посланиями, в которых именуют его «светлым царем Российским», вспоминают «князя Владимира, крестившего весь российский род» и т. п. Минуя другие акты и книга, назову еще Октоих, изданный во Львове 1630 года; там сказано в посвящении о братстве – «в граде Леондополи Малыя России». В земле Волынской находим то же.

В числе книг, напечатанных в Остроге, известна «книга Василия Великаго «О постничестве», изданная 1594 года. В ее предисловии встречается такое выражение: «вы же, о православный Российский народе».

В местечке Рохманове, принадлежавшем княгине Ирине Вишневецкой, Кирилл Транквилион-Ставровецкий напечатал 1619 года свое «Евангелие учительное». В одном предисловии говорит он: «ревностию поревновах о спасении братии моей, рода моего Российского». В другом предисловии встречается выражение: «по всей земли Российской». Такое же употребление имен «Россия, Российский» было тогда и на северо-западе Русском.

В столичном городе Литовского княжества, Вильне, где была долго и резиденция митрополитов Киевских, Михаил Рагоза первый из них стал писать в своем титуле «всея Росии» или «всея России», – как это видно из подлинных актов 1590–1599 годов. Так продолжал писать и его преемник, униатский митрополит Ипатий Потей в 1600–1608 годах.

А прежние митрополиты Киевские, бывшие до Михаила Рагозы, писали «и всея Руси» или «всея Русии». Так писали в своем титуле и московские митрополиты, бывшие до учреждения патриаршества в Москве. Первый патриарх московский Иов писал уже «и всея России» (в 1586–1589 годах).

В предисловии к «Евангелию учительному» патриарха Каллиста, напечатанному в 1616 году в Евю, коштом Богдана Огинского, сказано, что русский перевод этой книги – «выданьем за друку, на все широкии славнаго и старожитнаго народу Российского краины разослан…». Жители города Ратна в 1614 году писали к преемнику Потея, Иосифу Руцкому о непринуждении их к унии: «отче архиепископе всего Российскаго языка».

Но возвратимся к Киеву. По возобновлении здесь православной митрополии в 1620 году, митрополиты Иов Борецкий, Исаия Копинский, Петр Могила продолжали писать в титуле: «и всея России». Приведу несколько выражений из писаний Петра Могилы:

В его предисловии к «Анфологиону», изданному 1636 года читаем: «святого великого Российского князя Владимира» – «и всей Церкви Православной Российской» – «презацный народ Российский».

Гетман Богдан Хмельницкий в своем Белоцерковском универсале 1648 года писал: «вам всем обще Малоросияном о том доносим, так и до компанеи военной, на предлежащее с ними же поляками дело военное вас вызываем и заохочуем. Кому мила вера благочестивая, от поляков на унею претворяемая; кому з вас любима целость отчизны нашей, Украины Малороссийской .. – о уволненю от бед лядских всего народа Малороссийского» и т. п.

В заключение привожу отрывок из ответного письма гетману Хмельницкому от Запорожской Сечи, писанного 3 генваря 1654 года, перед наставшим уже присоединением Малороссии к великой России. «А замысл ваш, щоб удатися и буди зо всем народом Малороссийским, по обоих сторонах Днепра будучим, под протекцию великодержавнейшого и пресветлейшого монарха Российского, за слушный быти признаваем, и даемо нашу войсковую вам пораду, а бысте того дела не оставляли и оное кончили, як ку найлутшой ползе отчизны нашой Малороссийской…»