28 панфиловцев — миф или реальность?

0
504

Главе Госархива Мироненко посоветовали исполнять профессиональные обязанности, а не заниматься развенчанием подвига 28 панфиловцев

Главный российский архивариус Сергей Мироненко уже довольно продолжительное время утверждает: никакого подвига 28 панфиловцев не было, собственно, и их самих не было — все это «миф». Первыми на его высказывания отреагировали в профессиональном сообществе архивистов.

«Где-то в конце мая — начале июня этого года в Беларуси состоялась встреча руководителей архивных учреждений России, Беларуси и Казахстана, где мы встретились с директором Госархива России Мироненко, — вспоминает генеральный директор Центрального государственного архива Республики Казахстан Ляззат Актаева. — Речь зашла о теме панфиловцев, он уже публиковал на страницах газет, что подвиг 28 панфиловцев — вымысел. По этому поводу мы поспорили, и он обещал выслать копии документов в адрес нашего архива. Но копий не было».

28 панфиловцев - миф или реальность?
28 панфиловцев — миф или реальность?

И все же Сергей Мироненко выполнил свое обещание несколько позже — в начале июля, ответив буквально всем сразу. На сайте Госархива была опубликована «справка-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры». Вывод прокурорского отчета однозначен: подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освященный в прессе, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора Кривицкого и редакции газеты «Красная Звезда».

Дискуссии об истинности подвига панфиловцев ведутся в научной среде не первый день. Принципиально важно для нас одно: бой, о котором говорит «миф», был. В частности, главный научный сотрудник Института истории и этнологии Казахстана имени Шокана Валиханова кандидат исторических наук Хайдар Алдажуманов подчеркивает, что «нельзя ставить под сомнение сам факт боя, однако данные относительно количества его участников, по словам ученого, могут быть ошибочными». Хайдар Алдажуманов с 2012 года добивался встречи с директором Госархива РФ Сергеем Мироненко, но тот от встречи уклонялся.

«Я говорил, что хотел переговорить по поводу 28 панфиловцев, — рассказывает казахстанский ученый. — В этом году в январе вопрос поставил принципиально, что могу через наше посольство обратиться в администрацию президента РФ. Тогда меня привели к первому заместителю Мироненко и назавтра дали это дело». Уголовное дело, часть которого опубликовал Сергей Мироненко, по словам Хайдара Алдажуманова, вместе с сопроводительным письмом было направлено секретарю ЦК ВКП(б) Андрею Жданову, который отвечал за идеологию в Советском Союзе.

«В дневнике академика Российской академии наук Георгия Куманева, — продолжает эксперт, — приведены воспоминания маршала Жукова о реакции Жданова. Когда Жданов прочитал доклад, он чуть не бросил бумаги ему в лицо: «Мы всю войну воспитывали на примере панфиловцев, а вы хотите это замарать? Сдайте в архив!»» Вот и сдали. Но, что называется, прошли годы, и этот доклад снова попытались использовать в политических или по крайней мере пропагандистских целях.

Мы не ставим своей задачей сейчас досконально определить истину. Как совершенно справедливо замечает Ляззат Актаева, «это научная проблема». Нас заинтересовало другое: почти детская радость многих господ и СМИ, вдруг счастливо обнаруживших, что подвиг панфиловцев не настоящий.

Причины публикации были обоснованы так: «В связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций размещаем…». Нисколько не сомневаюсь в том, что документ может представлять интерес для значительной части профессиональной аудитории, прежде всего историков, журналистов и архивистов, но все же хотелось бы хоть мельком взглянуть на список жаждавших правды «многочисленных граждан, учреждений и организаций».

Хотя, возможно, обращения и были многочисленными. Тут, кажется, мы имеем дело с тем случаем, когда кто-то сам создает спрос — и сам же его удовлетворяет. По какой-то причине для Сергея Мироненко было важно донести как можно более широкой общественности, что подвиг панфиловцев — это миф. И его старания увенчались небывалым успехом. Выступая на Всемирном конгрессе русской прессы, Сергей Мироненко наконец-то высказался полностью и был замечен.

На сайте радиостанции «Свобода» его выступление описывается с неприкрытым сладострастием: «Короче говоря, все шло мирным, рутинным порядком, пока не появился оратор, который разрушил всю эту тишь и благодать. Сергей Мироненко, директор Государственного архива Российской Федерации, произнес речь примерно следующего содержания. Хватит цепляться за мифы. Не было никаких 28 панфиловцев, которые в бою под Дубосеково якобы остановили 50 немецких танков. И фразы «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!», якобы сказанной политруком Клочковым, тоже не было. Фразу придумал литературный секретарь газеты «Красная Звезда» Александр Кривицкий вместе со всей историей подвига. И все это Военная прокуратура установила еще в 1948 году». И никаких, на наш взгляд, обязательных для ученого альтернативных точек зрения. Не было — и все.

И понеслось. Открываешь тот или иной сайт и видишь радостные заголовки: Госархив, а именно его директор, «разоблачил каноническую советскую историю», «развенчал миф», «документально опроверг достоверность подвига». А глава «Левада-центра» высказался в том духе, что воспроизводство и поддержание мифов — характеристика изолированных обществ. Надо же как. Одним словом, «хватит цепляться за мифы», дорогие русские, белорусы и казахи: ваша история — сплошная фальсификация.

В Казахстане «срывание покровов лжи» господином Мироненко было принято близко к сердцу. Дело в том, что боевая часть, в которой сражались панфиловцы, формировалась в Алма-Ате. И там же находится один из самых выдающихся мемориалов, посвященных гвардейцам. Депутат Мажилиса, нижней палаты казахстанского парламента, Абай Тасбулатов обратился с официальным запросом к премьер-министру Республики Казахстан Кариму Масимову. Он просит главу правительства обратить внимание на высказывание директора Госархива РФ, в котором тот подверг сомнению героический подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев. Ветеранские организации заявили о намерении обратиться в казахстанский МИД. Вице-премьер Казахстана Бердибек Сапарбаев сообщил, что может быть создана межведомственная комиссия. Министр образования и науки страны Аслан Саринжипов пообещал изучить проблему.

Заведующая Военно-историческим музеем Дома армии города Алма-Аты и внучка генерал-майора Панфилова Алуа Байкадамова заявила корреспонденту Today.kz: она «нисколько не сомневается, что 28 героев-панфиловцев совершили героический поступок».

«Надо сказать, при каких условиях эта справка была получена. Справка была получена особистами под страхом смерти и расстрела. То, на что они ссылаются, — это одна докладная и признание Александра Кривицкого. Вы понимаете, его вызвали и сказали: «Пиши, что ты выдумал», потому что кто-то из них попал в плен под расстрел. Есть куча военных документов, есть историки, которые совместно с российскими военными историками поминутно восстановили весь ход сражения. Я отстаиваю это мнение не как внучка генерала Панфилова — заслуги генерала Панфилова никто не ставит под сомнение», — категорично высказалась Алуа Байкадамова.

В России же на высказывание директора Государственного архива Российской Федерации оперативно отреагировал его непосредственный начальник — министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский: «Мы старались никогда не вмешиваться в работу архивов, это непростое дело, которое лучше доверить профессионалам. Но есть вопрос, чем работники архивов должны заниматься. Тем, за что государство им платит деньги, а не осваивать смежные профессии».

Министр также добавил, что руководитель Государственного архива — «это не писатель, не журналист, не борец с историческим фальсификациями». И, по нашему скромному мнению, был абсолютно прав. Несомненно, господин Мироненко как ученый может заниматься научной деятельностью, но дело то в том, что выговор он получил не за это, а за конкретное публичное и, как, думается, видно из нашей статьи, совершенно явное политическое заявление. Отбросив в сторону возможные мотивы поступка Сергея Мироненко, заметим, что он грубо нарушил профессиональную и, кстати говоря, научную этику. Последнее обстоятельство, как видно, особо задело казахстанское научное сообщество.

Дело архивиста — хранить в неприкосновенности и досконально изучать исторические документы. Дело главы, заметим, государственного и общенационального архива — обеспечивать усвоение специалистами документальных памятников во всей их совокупности. И, конечно, человеку, посвященному в самые разнообразные государственные тайны и секреты отечественной истории, профессионально необходимо блюсти особую ответственность и тактичность своих высказываний. Поэтому поступок Сергея Мироненко совершенно недопустим. Мало того, что он абсолютно тенденциозен, он еще вызвал совершенно неуместную политическую реакцию.

Можно еще очень долго приводить свидетельства казахстанских и российских ученых о подлинности события, но не об этом сейчас речь. Допустим, что подвиг панфиловцев — это миф. Но как историк Сергей Мироненко должен и обязан знать: мифы на пустом месте не возникают никогда. Миф — это повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нем, о происхождении всего сущего, о богах и героях. Как утверждает профессор Анатолий Семушкин, «миф — это совокупность абсолютных (сакральных) ценностно-мировоззренческих истин, противостоящих повседневно-эмпирическим (профанным) истинам, выражаемым обыкновенным «словом» (ε̉ποζ)» .

Сейчас заканчиваются съемки художественного фильма «28 панфиловцев». Странными кажутся претензии некоторых журналистов к тому, что, «несмотря на документальное развенчание мифа, создатели кинокартины продолжают работать над ней». Это уже совсем переходит все границы. Художественное высказывание может основываться на каком угодно мифе. На то оно и художественное кино. Продюсер фильма Андрей Шальопа заявил, что панфиловцы — «это святыни, и пытаться развенчать национальные подвиги можно лишь для того, чтобы ослабить нравственные опоры народа, — едва ли этому можно придумать благородный мотив».

А вообще все очень просто — высказывание «хватит цепляться за мифы» равносильно тезису «хватит цепляться за жизнь».

Источник